Валерий Барыкин сочетает в своих работах стилистику советских плакатов и американских постеров 60-х годов в стиле пин-ап. Кажется, этот стиль сегодня актуален и в российской политике
Валерий Барыкин сочетает в своих работах стилистику советских плакатов и американских постеров 60-х годов в стиле пин-ап. Кажется, этот стиль сегодня актуален и в российской политике
Валерий Барыкин

Тунеядцы в законе

Что мешает России вернуться в Советский Союз

«Газета.Ru»

Активные попытки вернуть в российскую жизнь черты советской входят в прямое противоречие не только со здравым смыслом, но и с реальностью. Ностальгия по СССР плохо сочетается с рыночной экономикой, отказаться от которой безболезненно явно не получится. Даже тем, кто активно продвигает возвращение всего советского.

Питерские депутаты предложили вернуть наказание за тунеядство. Как было в советские времена. Ныне народные избранники предлагают россиян, уклоняющихся от трудоустройства свыше полугода при наличии «подходящей работы», наказывать исправительными работами сроком до одного года.

Определение «подходящей» работы содержится в законе «О занятости населения в РФ». Впрочем,

в подробности этой творческой затеи можно даже не вдаваться. Дело в том, что в статье 37 Конституции РФ черным по белому записано: «Труд свободен» и «Принудительный труд запрещен».

То есть, чтобы наказывать людей за тунеядство, придется или поменять Конституцию, или придумать куда более изощренный законопроект, чем примитивное списывание с образцов советского законодательства.

Но в данном случае дело не в букве закона, а в его духе.

Эта идея вполне вписывается в ряд последних инициатив. Политики разного уровня и калибра пытаются либо предугадать эманации Кремля, либо в творческом порыве вынимают старые советские шаблоны и громогласно предлагают их в качестве блестящей социальной инновации. Нам то предлагают возвратить в УК советскую статью за гомосексуализм (по ней, в частности, отбывал срок знаменитый советский кинорежиссер Сергей Параджанов). То вернуть в Конституцию статью 13 о государственной идеологии: естественно, единственно верной, а кто не согласен — тот враг государства. То ограничить хождение иностранной валюты в стране, как это предложил в понедельник Совет безопасности, обсуждающий на своем заседании денежно-кредитную политику.

В общем, давно гомосексуалистов, инвалютчиков и тунеядцев не сажали. Пора бы уже.

В нынешнем политическом контексте предложение наказывать за тунеядство к тому же выглядит еще одним инструментом для политического давления на несогласных. Таким он часто был и в советские времена.

Уголовную статью за тунеядство в СССР на весь мир прославил поэт Иосиф Бродский, процесс над которым Анна Ахматова прокомментировала знаменитой фразой «Какую биографию делают нашему рыжему». Советский режим использовал тунеядство как основание для уголовного преследования инакомыслящих, если они не писали антисоветских листовок и, условно говоря, не «танцевали джаз» (в наши дни — тверкинг).

Выступающие, а точнее, выкапывающие подобные идеи из прошлого забывают о главном. Конечно, в последние годы Россия приобрела много черт своего славного советского прошлого и, скорее всего, продолжит приобретать. Но есть и важное отличие — теперь мы живем в рыночной экономике.

Представить себе домохозяек с московской Рублевки или питерского Крестовского острова, марширующих отбывать общественные работы, как-то затруднительно.

Как и процессы над «тунеядками» из числа жен парламентариев, многие из которых натуральные латифундисты. Или попросту не хотят люди работать, если финансовая ситуация позволяет. Квартира осталась от бабушки, ее сдают, на эти деньги живут и наслаждаются жизнью. Или бывший муж не пожадничал и оставил хорошее содержание.

И всех их на общественные работы? Больше некого?

Ежегодно из российских тюрем и зон освобождаются десятки тысяч заключенных, большинству из которых практически невозможно найти работу. Будем их опять сажать — теперь уже за тунеядство?

Кроме того, борцы с тунеядством, очевидно, забыли, что в разгаре экономический кризис, когда без работы люди могут оказаться и не по своей воле. В таких условиях уместнее повышать пособия для безработных, на которые сегодня физически выжить невозможно, чем наказывать за тунеядство.

Но, к сожалению, самые элементарные рациональные соображения в сегодняшней российской действительности подчас проигрывают откровенно диким.

К тому же перед глазами есть пример соседней гораздо более «советской» по жизненному укладу Белоруссии, где президент Александр Лукашенко недавно ввел закон о тунеядстве. Причем, в отличие от питерских законодателей, сделал это из чисто рациональных соображений — когда в бюджете пусто, лишний налог в казну (12 тыс. руб. в год в пересчете на наши деньги) с тунеядцев не помешает.

Кроме несоответствия объективной ситуации в стране, эта идея еще и принципиально антирыночная. Работать — право, а не священная обязанность российского гражданина. В рыночной экономике и по нашей Конституции государство гарантирует право на труд, но не его реализацию. Если человек не работает и при этом не нарушает никаких законов — это его личное дело.

Статья за тунеядство в УК, 86% рейтинга главы государства, попытки вернуть в Конституцию идеологию, ограничить иностранную валюту — очевидные черты мобилизационного государства, считающего, что мы живем или в скором времени будем жить в военном времени. Если следовать такой логике, то следующим требованием времени должно стать возвращение соответствующей обстоятельствам экономики. В СССР планировалось примерно 24 млн наименований товарной номенклатуры. Если начинать возвращать эти элементы, то можно создать еще не одно министерство, загрузить работой десятки ведомств.

Проблема, однако, в том, что экономика и стала одной из ключевых причин распада СССР. Просто не вытянула. Ресурсов не хватило, доходов, товаров. Не смогла перегнать Америку. Хотя все работали — безработицы в Советском Союзе официально не было.

То есть, если кто-то ставит своей задачей ослабить страну, подобные инициативы — лучший способ, а если все-таки мы хотим сделать Россию более жизнеспособной экономически и политически, действовать лучше в прямо противоположном направлении.