Картина Васи Ложкина
Картина Васи Ложкина
Вася Ложкин

Чтоб ты жил на восемь зарплат

Будут ли доходы начальников действительно зависеть от окладов подчиненных

«Газета.Ru»

Неприязнь российских граждан к коррупционерам удивительным образом сочетается у многих с желанием трудиться на госслужбе. Критикуя начальство страны за то, что социальное расслоение в России стало вопиющим, редко кто из попавших на место руководителя бюджетного учреждения избегает искушения назначить себе зарплату или выписать премию побольше. Логика «если можно им, почему нам нельзя» распространяется на всю страну.

Депутаты Госдумы приняли в первом чтении законопроект, который призван поставить зарплаты руководителей госучреждений в прямую зависимость от средней зарплаты их подчиненных. Звучит справедливо. Разница в доходах управленцев и рядовых сотрудников, причем практически в любой бюджетной сфере, от врачей до преподавателей вузов, сегодня слишком велика, чтобы не вызывать социального напряжения. Которое будет вырываться наружу тем чаще, чем быстрее будет снижаться уровень жизни.

Так, недавно был скандал в РГГУ, где пытались уволить заслуженных профессоров, чьи зарплаты скопом не дотягивали до доходов одного проректора. При этом в институте было утверждено аж девять проректорских ставок.

Год назад, на съезде ОНФ, врач из Магадана так описал социальное расслоение президенту: «У нас в Магадане каждый второй — начальник. Средняя зарплата чиновников в Магаданской области в марте 2013 года составляла более 70 тыс. руб., хотя население еле концы с концами сводит...» При этом сам автор письма, врач высшей категории, со всеми северными надбавками получал тогда на руки меньше 10 тыс. руб. В итоге он сделал закономерный вывод:

«Мы не чувствуем себя гражданами России, которых государство защищает, а чувствуем себя рабами, отданными под управление чинуш, которые все делают только для своего обогащения».

Президент поручил разработать законопроект об ограничении зарплат руководителей, который и был в четверг принят в первом чтении. Правда, конкретики в нем пока немного — может, к заключительному чтению будет больше.

Что предлагается сегодня?

Во-первых, публиковать данные о среднемесячном доходе руководителей и главных бухгалтеров госучреждений в интернете – чтобы подчиненные могли прикинуть, как начальник оценивает свой труд и как – их заслуги. Что неприятно, конечно, для начальства, но, по сути, верно – это ведь не коммерческая тайна, а бюджетные расходы.

Во-вторых, за резкое отличие в зарплатах руководителей будут увольнять – это пропишут в трудовом договоре.

Вопрос, как понимать термин «резкое». Сегодня предельное соотношение зарплат руководителей установлено лишь для федеральных госучреждений и унитарных предприятий. Составляет оно от 1 до 8.

То есть, если средняя зарплата в коллективе 50 тыс., начальник никак не может получать больше четырехсот.

Как обойти этот предел, знают в России даже школьники: помимо окладов, есть премии, бонусы, прогрессивки, дивиденды, денежные вознаграждения к праздникам, по итогам и т.д., которыми распоряжается все тот же начальник. Обычно делается все очень просто: сюда выписали 200% премии, сюда — 80%. А если есть деньги, то и всем по 100–200% можно. И это совершенно законная схема, с нее уплачиваются налоги и пр. Просто тогда человек получает уже не 12 (ну хорошо, 13) зарплат в год, а, скажем, 20. Есть разница, да?

При этом понятно, что основные доходы делаются не так и не там. Люди, которые имеют доход в несколько десятков миллионов в год, — это, конечно, уже не «тринадцатые» зарплаты. Это бизнес. Причем большой. Просто обставленный так, чтобы ни у налоговых, ни у силовых органов впоследствии не возникало вопросов.

Кризис пока не породил стремления к скромности. Та же вопиющая роскошь попадается на каждом углу

— от особняков за пятиметровыми заборами до крутых машин, от закрытых тусовок до просачивающихся в СМИ сообщений о миллиардных транзакциях.

Люди видят эту роскошь и либо обреченно вздыхают, либо злятся от бессилия. И… мечтают быть на месте сильных и богатых.

На фоне скандалов с дорогими часами, яхтами, дворцами и офшорами известных российских чиновников логика «если можно им, почему нам нельзя» легко заглушает размышления о социальной справедливости даже у тех, у кого они в принципе есть.

В новом законопроекте речь идет именно о зарплатах, а не о доходе, в который входят все денежные поощрения, — то есть принципиально, кажется, ничего не изменится. Мало того, в документе вовсе не прописан предельный порог зарплат начальников. Предполагается, что эти коэффициенты для федеральных организаций будет устанавливать российское правительство, а для всех других — местные власти.

Также власти — и федеральные, и местные — смогут утверждать списки организаций, на которые этот закон распространяться не будет.

Но в чем тогда вообще смысл законопроекта?

То, что снаружи кажется попыткой хоть как-то сократить запредельное социальное расслоение общества, по которому Россия обогнала даже своего вечного антагониста США, при ближайшем рассмотрении оказывается в лучшем случае пустым сотрясанием воздуха. А в худшем — дальнейшим закабалением руководителей госучреждений.

Непослушным местная власть может выписать такой коэффициент (например, 1), что и увольнять не придется — человек сам уйдет, когда его зарплату приравняют к средней по предприятию. А послушных, или полезных, или тех, кто делится, могут, напротив, вовсе освободить от обязанности соизмерять свои доходы с доходами коллектива.

Удивительным образом в законопроекте никак не звучит и понятие эффективности использования бюджетных средств или эффективности труда, как будто для государственных учреждений она вновь не имеет никакого значения. Хотя несколько лет назад только об этом и говорили: не просто давать деньги, а спрашивать результаты.

По уму, руководитель должен богатеть с организацией, а президент и чиновники — со страной. Пока получается обратная зависимость. Чиновники богатеют — страна беднеет. Логично, что выпускники вузов все чаще мечтают стать госуправленцами и начальниками, а не врачами, учеными или учителями.