Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Смертельный пофигизм: почему дети горят заживо

Медведев раскритиковал слова хабаровского губернатора о лагере

Пожар в детском палаточном лагере на территории горнолыжного комплекса «Холдоми» в поселке Солнечный Хабаровского края с человеческими жертвами показывает, что за нежелание властей и бизнеса соблюдать элементарные правила и законы своими жизнями продолжают платить дети. Как это обычно бывает, и дети, и палатки объявлены призраками — их никто не видел. Или не хотел видеть.

Палаточный лагерь в Хабаровском крае сгорел за считанные минуты — огнем уничтожены 20 из 26 палаток, в которых спали дети. Их было 189 — погибли четверо. Общее число пострадавших на территории базы «Холдоми» под Хабаровском увеличилось до 12. По некоторым данным, причиной пожара мог стать неисправный обогреватель — обогревателями якобы отапливали многоместные палатки, потому что в ночь пожара было всего +16 (вообще-то это довольно теплая ночь, если бы в лагере были одеяла и пледы, никакие обогреватели просто не понадобились бы).

Директор детского лагеря Максим Кузнецов поспешил с опровержением этой версии. По его словам, в палатках не было тепловых пушек, открытых обогревательных приборов и открытого огня. Кроме того, по словам Кузнецова, лагерь постоянно проверяли пожарные и представители Роспотребнадзора. Как у нас проходят такие проверки, видно по трагедиям в пермском ночном клубе «Хромая лошадь» в 2009 году (тогда в пожаре погибли 156 человек — абсолютный рекорд в истории постсоветской России) и в кемеровском торгово-развлекательном центре «Зимняя вишня» в 2018 году (60 погибших, большинство из которых дети).

Между этими трагедиями прошло почти десять лет — и ничего по существу не изменилось. Директора лагеря и главу фирмы-организатора лагеря задержали, как задерживали постфактум и владельцев других сгоревших объектов. Только эти аресты ничего не изменили.

Конечно, большая доля вины лежит и на организаторах подобного бизнеса — они то ли из-за невозможности получить разрешения, то ли от безрассудства беспечно берут на себя ответственность за чужие жизни. И эти жизни не ценят. Устраивают все по своему разумению. Судя по информации со страницы лагеря в соцсетях, в места размещения детей в лагере «Холдоми» было проведено электричество: «В палатке расположены кровати, а не спальные мешки, также палатка оборудована электричеством, есть розетки для зарядки мобильного и тумбочки для личных вещей». Стоимость путевки — 15 тыс. рублей. Немаленькие деньги для Хабаровского края.

Но в реестре организаций отдыха детей и их оздоровления Хабаровского края за 2019 год такой лагерь не значится. На сайте самой базы «Холдоми» тоже нет никаких указаний именно на палаточный лагерь, но в перечне новостей можно обнаружить новость о подготовке вожатых, а также такое сообщение: «В летний и осенний каникулярный период, на территории комплекса организован детский оздоровительный лагерь (250 человек за 1 смену), который входит в реестр ДОЛ по Хабаровскому краю. Уже второй год мы занимаем лидирующие позиции по предоставлению полезного отдыха детям в комфортных условиях». Если речь идет именно о палаточном лагере, не очень понятно, как о нем могли не знать чиновники. Тем более что именно палаточный городок принимает детей уже второй год.

Между тем хабаровский губернатор Сергей Фургал заявил, что проверяющие комиссии не давали разрешения на открытие палаточного лагеря. «Никто и не знал, что есть палаточный лагерь, что он частный», — сказал губернатор. То есть, с его слов выходит, что в регионе есть подпольные, тайные детские лагеря отдыха. Причем расположенные на хорошо оборудованной туристической базе, куда, несомненно, проверяющие должны ходить как на работу. Сразу возникает вопрос: проверяющие комиссии не давали разрешения на открытие лагеря, или их просто не спрашивали?

То есть лагерь открылся после прямого запрета это делать — или его просто никто никогда не проверял?

Этими же вопросами задался премьер-министр Дмитрий Медведев: «Что это за заявление со стороны губернатора? Если никто не знал, значит они плохо исполняют свои обязанности, а если знали, то почему разрешили?».

Похоже, даже гибель детей ничему нас не учит. В июне 2016 года всю страну потрясла гибель 14 детей в лодочном походе в карельском лагере «Сямозеро». В ходе расследования выяснилось, что в лагере вблизи небольшой карельской деревушки Сяргилахта отдыхало на 70 человек больше предельно разрешенного количества — именно поэтому детей отправляли в походы. При этом в лагере до трагедии проверки МЧС, прокуратуры, Роспотребнадзора выявляли нарушения. А конкурс на организацию детского отдыха выигрывали по очереди две фирмы, владелицами которых были, соответственно, мать и дочь. А в 2016 году это право досталось владелице лагеря вообще без конкурса.

После той трагедии федеральные чиновники начали говорить о необходимости ужесточить контроль за организацией детского отдыха, проверить все лагеря в стране. Но, как у нас это бывает, о какой-нибудь проблеме мы помним только в течение пары недель после очередной трагедии. Случается наводнение с человеческими жертвами — начинаем проверять состояние дамб и системы оповещения. А потом быстро забываем — до следующего смертельного наводнения. Погибают в пожаре люди — начинаем дружно бороться за противопожарную безопасность. На словах. И тут же перестаем. А потом снова вспоминаем об этом после следующего пожара с летальным исходом. Случился пожар в палаточном лагере — остановили все такие лагеря в регионе, естественно, официальные.

Даже гибель детей не меняет нашего всеобщего, тотального государственного пофигизма. Когда проверки контролирующих органов — только для отмазки. Когда губернатор публично заявляет, что в администрации ничего не знают о существовании детского лагеря, потому что он частный. Мы готовы задушить проверками любой бизнес — и при этом, оказывается, под боком у государства можно заниматься даже нелегальной организацией детского отдыха. Так государство убивает своих детей — увы, в самом буквальном смысле.