Миграционный скандал

О том, как Лукашенко устроил ЕС «итальянскую забастовку» на белорусско-польской границе

Журналист

Белоруссия организовала Польше и в целом ЕС новый миграционный кризис. Но организовала так, что к белорусской стороне не может быть никаких юридических претензий. Минск не нарушает никаких законов, никаких норм международного права. Просто не мешает мигрантам идти к границе – и не помогает Европе решать возникающие от этого хождения проблемы

Ближний Восток стал в последние дни гораздо ближе к Европе, нежели чем когда бы то ни было. На белорусско-польской границе собрались тысячи беженцев из Ирака, Сирии и других арабских стран. Они пытаются прорваться через границу на Запад, ломают ограждения – и натыкаются на тысячи польских пограничников, полицейских и спецназовцев, которые ловят мигрантов, избивают их и выбрасывают назад за пределы польской территории. После чего мигранты отправляются в палаточный лагерь, зализывают раны – и затем идут на новый прорыв.

Кошмарная картинка для любого правозащитника и вообще чувствующего что-то человека. Однако для специалиста-международника происходящее на границе представляет из себя прекрасный кейс для изучения.

Если цинично взглянуть на происходящее, то можно, конечно, только поаплодировать креативу белорусских чекистов. Ведь ни для кого не секрет, что сейчас перед Минском стоит задача по информационно-санкционной защите от западного давления. Ресурсы ЕС и Белоруссии, конечно же, абсолютно не сопоставимы, поэтому эффективная защита требует поиска асимметричных креативных мер. И если лукашенковские информационщики и окормляющиеся в его администрации придворные политологи работают на этом направлении не совсем эффективно, то КГБ проводит за последние полгода уже вторую блестящую операцию (первой была история с бортом RyanAir, с которого сняли одного из основателей ресурса NEXTA Романа Протасевича, перевербовали его и сделали уже информационным оружием режима). Блестящую и с точки зрения нанесения асимметричного удара, но и с точки зрения организации. И в случае с RyanAir (где пилот сам принял решение сажать борт в Минске, а не в Вильнюсе), и сейчас с беженцами к белорусской стороне не может быть никаких претензий. Беженцы легально – то есть через туристические визы или в рамках безвизового режима (в зависимости от страны, гражданами которой они являются) прибывают на территорию Белоруссии. Абсолютно легально садятся на автобусы и едут к границе. Дальше ее переходят для того, чтобы попросить политическое убежище, – и в моменте перехода они уже находятся вне юрисдикции белорусских погранцов. Да, минские чекисты – прекрасно понимающие, кто, куда и зачем едет – могли бы проявить сознательность и не пускать беженцев к границе (даже не пускать в Белоруссию) – однако «могли» не значит «должны». После того, как Европа попыталась сковырнуть режим Лукашенко летом-осенью 2020 года, Минск вообще Евросоюзу ничего не должен. Он должен лишь соблюдать белорусское законодательство. Такой вот вариант «итальянской забастовки» в данном вопросе.

Между тем, ущерб для Европы от миграционного потока с территории Белоруссии будет на порядок больше, чем от поющего соловьем Романа Протасевича. Роман всего лишь рассказал СМИ о том, как Евросоюз дискредитировал Батьку, а здесь же полномасштабный политико-информационный кризис. И особенно пострадает от него Польша, которая оказалась в ситуации, из которого нет не то что хорошего, но и даже умеренно-плохого выхода. Все варианты как на подбор крайне неудачные.

По сути, речь идет о дилемме «принять нельзя остановить».

Так, принять их на территории Польши Варшава не может. Поляки (а вместе с ними европейцы) говорят, что и не должны. «Это не обычные люди, которые бегут от диктатуры в ЕС в поисках убежища и защиты. Это группы людей, которые летят в Минск, там садятся в автобус и в сопровождении белорусской полиции со спецслужбами выдавливаются на границу, на территорию Евросоюза», – говорит вице-президент Европейского союза Маргаритис Схинас.

Строго говоря, он не совсем прав. Эти люди – действительно беженцы, которые бегут от диктатуры и нищеты в родной стране (иначе они вряд ли согласились бы рисковать всем и участвовать в белорусском транзите). И от того, что их доставляют на границу организованно белорусы, а не, скажем, турки (как это было во время нашествия мигрантов в Грецию), эти люди не становятся кем-то другим. Однако, с другой стороны, есть определенные юридические нормы ЕС, за которые цепляются поляки. «Они все легально приехали в Беларусь, получили визы. Это значит, что они переходят в Евросоюз из безопасного государства. Если бы они пришли к нам из небезопасных стран, то могли бы получить этот законный статус, но они прибыли в Белоруссию легально, они там как туристы. Это невозможно, чтобы туристы, которые незаконно перешли границу между Польшей и Белоруссией, получили эту возможность. Мы не считаем их беженцами», – говорит пресс-секретарь польского МИДа Лукаш Ясина.

Однако на самом деле причина в другом – а именно в специфике нынешней польской власти. Сейчас страной управляет ультраправая партия «Право и справедливость», которая опирается на такой же правый и ксенофобский (а точнее, исламофобский) электорат. Напомним, что когда ЕС предложила всем странам-участницам «солидарно» разместить на своей территории хлынувших через Турцию и Ливию беженцев, «Право и справедливость» категорически отказалась предоставлять для этого польскую территорию. И если сейчас поляки поступят по закону – то есть будут сажать отлавливаемых ими мигрантов в польские же тюрьмы, а не выбрасывать их назад белорусам – то население будет категорически недовольно.

Кроме того, в Варшаве считают, что, «капитулировав» перед беженцами, они проявят слабость перед Брюсселем, с которым сейчас у «ПиС» серьезный конфликт из-за разной трактовки европейских ценностей. И если евробюрократы увидят, что правительство Польши сдалось, то они усилят давление на Варшаву – вплоть до введения серьезных экономических санкций.

Поэтому принять беженцев Польша не может – но и предотвратить поток мигрантов тоже не в состоянии. Для этого нужно перекрыть их приезд в Белоруссию и транспортировку на польскую границу, а значит, необходимо провести соответствующие переговоры с Лукашенко. Которые в данный момент ни польские власти, ни другие европейские лидеры вести не готовы. Лукашенко для них нерукопожатен и нелегитимен после августа 2020 года, и если сейчас Европа начнет с ним переговоры, то уже она проявит свою слабость. Со всеми внутриполитическими и внешнеполитическими вытекающими.
Поэтому поляки при поддержке Евросоюза вынуждены просто стоять на границе и вышвыривать беженцев за ее пределы – в то время как белорусские информационщики снимают яркие картинки, а политики вовсю критикуют европейцев (еще недавно позиционировавших себя как правозащитный камертон) как массовых нарушителей прав человека.

«За прошлые сутки поляки попытались вытолкнуть на нашу территорию больше тысячи человек. Вы понимаете, ловят их там, вплоть до границы Германии, а может, и в Германии, вывозят на границу и в разных местах начинают выталкивать. Правда, ни один человек на нашу территорию не прошел. Избивают, ломают ребра, чтобы не видно было. Люди все в синяках, избитые, переломанные. Выбрасывают их просто на государственную границу», – говорит Александр Лукашенко. И сейчас белорусы ждут эскалации ситуации – когда загнанные в угол поляки устроят уже не избиения, а самые настоящие побоища. Или даже отстрелы.

В деле мстительной критики Европы Минск не одинок – к этому благородному делу подключилась и Москва, которую Европа также все эти годы пыталась «учить» правам человека и демократии. При этом Россия использует в своей критике не только аспект правозащиты, но и понятие геополитической ответственности. «Ответственность за урегулирование миграционного кризиса на польско-белорусской границе несет Запад, который спровоцировал его своими действиями на Ближнем Востоке. И решаться он должен при полном уважении международного гуманитарного права», – говорит официальный представитель российского МИДа Мария Захарова.

Если же брать национальные интересы, то для России этот миграционный кризис несет риски. Риск в том, что западные страны открыто обвиняют Москву в пособничестве белорусским властям в создании нынешней ситуации. Ряд политиков – прежде всего, польских – призывают к санкциям в адрес РФ, и глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен уже обозначила возможность их введения против «Аэрофлота» (который, по мнению немецких журналистов, на пару с Turkish Airlines свозит мигрантов в Белоруссию). Кроме того, риск исходит и от самого Лукашенко, который в своей антиевропейской риторике переходит все разумные рамки. Так, в ответ на угрозы ЕС ввести против него санкции он угрожает лишить Европу газа. Российского, между прочим.

«Мы обогреваем Европу, они нам еще угрожают, что закроют границу. А если мы перекроем природный газ туда? Поэтому я бы руководству Польши, литовцам и прочим безголовым порекомендовал думать прежде, чем говорить», – заявил Александр Григорьевич.

В свою очередь, одной из потенциальных выгод является возможный статус посредника в решении этого кризиса. Не сейчас, конечно – пока что посредник не нужен ни Лукашенко (который хочет прямого общения с ЕС), ни самому Евросоюзу. «К нам не обращались ни поляки, ни литовцы, ни кто-то еще с вопросом посредничества в подобных дискуссиях. Они просто наслаждаются собственной крутостью, делая громоподобные заявления и обвиняя Белоруссию и Россию. Это проявление ощущения собственного величия и безнаказанности», – заявляет Сергей Лавров. Казалось бы, российскому министру можно возразить – поляки и литовцы не обращались, а вот Меркель Путину по вопросу беженцев звонила точно. Однако канцлер Германии просила не посредничества, а односторонней услуги. И не исключено, что через какое-то время Лукашенко поймет, что ЕС с ним разговаривать ни при каких обстоятельствах не будет, а Европа осознает, что Россию надо не просто просить, но и что-то предлагать в ответ на ее помощь.

Автор – доцент Финансового университета при правительстве РФ.

Загрузка