Кто с мячом к нам придет…

Семен Новопрудский о смысле существования сборной России по футболу

В российском обществе (это нормально, так и должно быть) нет полного единодушия ни по одному вопросу — от запрета санкционных иностранных продуктов до необходимости повышения пенсионного возраста или отношения к модной певице Монеточке, урожденной Елизавете Андреевне Гырдымовой.

Впрочем, вру.

По одному вопросу полное единодушие у нас все-таки есть — о шансах на домашнем чемпионате мира и содержании игры мужской сборной России по футболу.

С точки зрения всех до единого россиян, которые любят футбол и хоть немного в нем разбираются, у нашей сборной на ЧМ-2018 нет рациональных шансов на хороший результат. И нет никакого внятного содержания игры, кроме того, что описывается известной формулой из дворового футбола: «Взял мяч – и…(Роскомнадзор)!»

Итак, один сакральный смысл существования сборной России по футболу мы с вами только что выяснили: консолидировать нацию. Только по отношению к игре сборной России по футболу сходятся во мнениях либералы с националистами, атеисты с православными, поколение Z с поколением талонов на сахар и крупу.

Но у нашей сборной есть и другая важная миссия: служить объектом проверки исполнения обещаний государственных мужей.

В России, кстати, за многовековую историю не сформировалось такой привычки — спрашивать с власти, ловить ее на слове. Хотя — по крайней мере для журналистов — это должно быть практически основным инстинктом. А раз привычки нет, начальники могут совершенно безболезненно обещать нам через энное количество лет коммунизм, отдельную квартиру каждой семье, догнать и перегнать Португалию. Все равно никто не вспомнит, что обещали. Поверит и не проверит. Или не поверит, но все равно не проверит.

На сборной России по футболу как раз очень легко тестировать выполнение обещаний — потому что она пробивает чиновников на самые смелые высказывания. И потому что проверять — не страшно. К тому же тут точно никто не спросит с политического начальства за результат — все более или менее понимают, что России легче выйти на первое место в мире по ВВП или вовсе избавиться от коррупции, чем научиться хорошо играть в футбол.

Все, да не все. В феврале 2010 года тогда только избранный главой Российского футбольного союза (ныне – президент самого богатого клуба страны, петербургского «Зенита») Сергей Фурсенко открытым текстом заявил:

«В своей программе я сразу поставил самую высокую цель — выиграть чемпионат мира 2018 года.

Каким бы проектом я не занимался, я сразу ставлю высокую цель для того, чтобы дать точную ориентацию всем окружающим – в частности своим сторонникам. Тогда проще работать, точно понятно, как встраивать свою работу, и какие планки пытаться преодолевать».

2 декабря 2010 года Россия получила право провести чемпионат мира-2018. И обещание Фурсенко автоматически стало еще более «эпатажным» и амбициозным: теперь получалось, что наша цель — выиграть не абы какой, а домашний чемпионат мира по футболу. На глазах у миллионов россиян. К счастью, с тех пор случилось столько всякого, что невозможность победы сборной России на чемпионате мира по футболу мало кого огорчит.

Да практически никого.

В 2018 году цель победить на чемпионате мира кажется всем российским болельщикам, мягко говоря, утопической. К главному турниру в своей истории наша сборная пришла с абсолютно рекордной серией из семи матчей без побед. Поэтому болельщиками за благо почитается выход наших из абсолютно слабейшей группы с Саудовской Аравией, Египтом (главная и единственная звезда которого Мохаммед Салах жестоко травмировался в финале Лиги чемпионов 26 мая и едва ли сможет полностью восстановиться к матчу с Россией), а также «ужасным и великим» Уругваем, 17-й командой мира в текущем рейтинге ФИФА.

Для сравнения, Россия сейчас в этом рейтинге 70-я, на рекордно низком для себя месте с момента распада СССР. Как раз после Саудовской Аравией — та 67-я. По рейтингу это две абсолютно слабейшие команды чемпионата, которые по иронии судьбы сыграют в матче открытия мундиаля.

В феврале 2010 года, когда Сергей Фурсенко публично обещал, что наша сборная станет в 2018-м чемпионом мира, Россия была в этом рейтинге…12-й. За восемь лет усиленной подготовки к будущему триумфу мы откатились на 58 мест.

А вот главный и самый яркий российский спортивный чиновник второго десятилетия ХХI века Виталий «ноу криминалити» Мутко был куда дальновиднее своего товарища по петербургскому «Зениту» в прогнозах и обещаниях. В марте 2013 года Мутко говорил: «Мы — единственная страна в мире, имеющая государственную программу развития футбола. Ежегодно тратим один миллиард двести миллионов рублей. Есть программа развития полей с искусственным газоном — по ней строится 30-35 полей ежегодно. Надо, чтобы каждая из 1500 футбольных школ в стране имела такое поле. Меня президент спрашивает: когда будете выигрывать в футбол?

В год мы строим 30 полей. Вот и считайте: чисто математически чемпионами мира станем через 50 лет». В 2063 году, как нетрудно догадаться, несмотря на грядущие достижения биохакинга, не останется никого из нынешних активных болельщиков, кто сможет проверить эти слова. А, главное, за них точно не с кого будет спрашивать.

Правда, иногда кажется, что самый реалистичный прогноз относительно перспектив сборной России на чемпионатах мира дал король футбола Пеле. Доля правды в его шутке «Россия станет чемпионом мира по футболу, когда Бразилия станет чемпионом мира по хоккею» по-прежнему близка к 100 процентам.

Кстати, о шутках. Быть идеальной мишенью для них и важнейшим национальным громоотводом — еще одна важнейшая полезная функция футбольной сборной России. Когда в июле 2016 года на платформе Change.org появилась петиция о роспуске сборной, этот документ тут же стал абсолютным рекордсменом по количеству собранных подписей — их там набралось почти под миллион. Ничего так не волновало наших людей — ни сжигание под телекамеры санкционных продуктов, ни вопиющие факты произвола в тюрьмах и больницах, ни запрет на усыновление детей иностранцами.

Но как же можно желать расформировать сборную России по футболу? На ком мы тогда будем оттачивать остроумие и смелую иронию, переходящую в робкий сарказм — не на своих политиках же?

При этом, если разобраться по существу, от наших футболистов изначально нельзя было требовать и тем более обещать публично победу на домашнем чемпионате мира. Футбол в России не так уж популярен, два-три богатых клуба содержатся крупнейшими корпорациями или лично олигархами. Национальный чемпионат у нас откровенно слабый, причем уверенно деградирует все последние годы.

Платить такие деньги, как китайские и американские клубы (именно в Китай и США сейчас активно едут доигрывать многие звезды мирового футбола) мы не можем. Иностранные тренеры, которых мы испробовали, сделали для нашей сборной не так уж мало. Гус «Иванович» Хиддинк с его третьим местом на чемпионате Европы-2008 просто на долгие годы должен остаться нашим национальным футбольным героем. И даже Фабио Капелло, которого кто только не ругал за гигантскую зарплату (хотя никто не заставлял нас подписываться на такое) вывел команду в финальную стадию чемпионата мира-2014 — как показали все последующие годы, это было выдающееся достижение. По крайней мере, если бы Россия не принимала чемпионат мира-2018, наши шансы пробиться на него по спортивному принципу были бы минимальны.

К тому же вокруг сборной сложилась такая атмосфера, что ее никто особо не хотел тренировать. Считавшийся самым способным молодым российским тренером Леонид Слуцкий с треском провалился на Евро-2016. Иностранным тренерам надо было бы платить гигантские зарплаты «за вредность», и не факт, что они смогли бы добиться больше с тем человеческим материалом, которым мы располагаем. При этом сами ведущие российские футболисты благодаря лимиту на легионеров (а в итоге — обязанности иметь в обязательном порядке некоторое количество российских игроков на поле) получают гигантские, совершенно непропорциональные своим способностям и самоотдаче деньги. А потому не особенно стремятся прогрессировать и уезжать в более сильные национальные чемпионаты. «Зачем нам ваша Таити, нас и здесь неплохо кормят».

Зато, если вдуматься, на чемпионате мира-2018 по факту мы имеем сплошной позитив. Выйдет сборная Россия из группы или тем паче дойдет до четвертьфинала — мы будем несказанно удивлены и счастливы. Не выйдет — не случится ничего плохого, потому что никто не обманет наших ожиданий. Футболисты в случае любого исхода тоже вряд ли сильно расстроятся. Осуществят мечту, сыграют на главном турнире четырехлетия — притом, что у многих из них больше никогда не будет такой возможности. У нас пока не Северная Корея, где главного тренера и нескольких футболистов после провала на одном из ЧМ вроде как сослали на исправительные работы. Нашим такое явно не грозит.

Кстати, вот вам еще один смысл существования сборной России по футболу — она прекрасный символ веры.

В нашу команду можно только верить, как верят в способность магов и колдунов исцелять неизлечимые болезни или точно предсказывать судьбу. Если считать сборную России источником знаний, то эти знания точно не сулят ни ей, ни нам, ее невольным болельщикам, ничего хорошего.

Но накануне старта ЧМ мы дружно отбрасываем наши знания о русском футболе, бессмысленном и беспощадном, на задворки подсознания. Достаем из закромов души чистую слепую веру. И сразу всем становится хорошо. Мы болеем за сборную, но не так что бы до смерти. Выиграет — свершится чудо. Проиграет — привыкли. Есть над кем шутить. Есть вокруг кого сплачиваться. Есть во что верить и не слишком расстраиваться, если вера не спасет. И вообще — кто с мячом к нам придет, от мяча и погибнет…