Новости
Сделать Газету.Ru своим источником в Яндекс.Новостях?
Нет, не хочу
Да, давайте

Чтобы не обидеть старшего

Юрий Темирканов отметил свой 75-летний юбилей

75-летие Юрия Темирканова отметили с размахом – ему был посвящен концерт — открытие петербургского фестиваля «Площадь искусств», во время которого юбиляр встал за дирижерский пульт. На выступление приехал Владимир Путин. «Газета.Ru» вспоминает детали биографии Темирканова, которые гарантировали ему его нынешний статус.

Юрий Хатуевич Темирканов родился в Нальчике. Хату Темирканов занимался устройством эвакуированных в Кабардино-Балкарию музыкантов, среди которых были Прокофьев и Мясковский. Вскоре москвичей увезут от войны дальше на восток, а Темирканов-отец погибнет от рук фашистов.

Музыкой, однако, юбиляр начал заниматься почти случайно — музыкант из Ашхабада, перебравшийся в Нальчик, спросил гонявших мяч на улице ребят, кто хочет заниматься музыкой. Темирканов вызвался, по его собственным воспоминаниям, «только потому, что не мог обидеть отказом старшего».

Тем не менее после переезда в Ленинград музыкальная биография Темирканова складывалась стремительно и эффектно — как и у многих других учеников легендарного Ильи Мусина, выпустившего из стен питерской консерватории Василия Синайского, Валерия Гергиева, Теодора Курентзиса. «Травиату», первую же оперу, исполненную в качестве руководителя Ленинградского Малого театра оперы и балета, Темирканов сделал своей визитной карточкой.

В 1966-м он победил на Всесоюзном конкурсе дирижеров.

И сразу поехал на гастроли в Америку вместе с Давидом Ойстрахом, Кириллом Кондрашиным и Симфоническим оркестром Московской филармонии.

Лучшие свои спектакли Темирканов сделал в конце 70-х — начале 80-х, причем в разных театрах. Постановка оперы Гершвина «Порги и Бесс» была первой в СССР, а Темирканов выступил не только дирижером, но и сорежиссером. Это сейчас разница между концертным и театральным режиссером практически исчезла, но в СССР 70-х это разделение все еще было актуальным.

По сути, Темирканов стал одним из первых, кто одинаково много и удачно работал и в оркестровой яме, и за дирижерским пультом на сцене. Причем сам нередко брался за режиссуру.

Почти десять лет Темирканов был главным дирижером и художественным руководителем Ленинградского театра оперы и балета имени Кирова, то есть нынешней Мариинки. После его перехода в филармонию театр принял Валерий Гергиев; после этого разделения две музыкальные единицы — Мариинский театр и Санкт-Петербургская филармония — стали на какое-то время главными музыкальными оркестрами страны.

Поначалу сохранялось разделение труда — Мариинка отвечала за оперный репертуар, за симфонической музыкой шли к Темирканову.

Но по мере того, как Гергиев наращивал музыкальные и финансовые возможности, открыв концертный зал, возможно, с лучшей в стране акустикой, филармония стала проигрывать конкуренту, а

консервативная музыкальная политика Темирканова не отпугнула только традиционную филармоническую публику.

При этом Темирканов получил признание за границей – он выступал с Филадельфийским, Бостонским, Берлинским симфоническими оркестрами, амстердамским Консертгебау, на протяжении шести лет возглавлял Королевский филармонический оркестр в Лондоне. Однако больше всего за границей им восторгаются в Италии. И это довольно удивительно –

ведь в итальянском оперном репертуаре и чужаки-инструменталисты, и приезжие вокалисты традиционно оцениваются не только по способностям и качеству, но и исходя из местных критериев, кажется, неподвластных пониманию иностранцев.

Темирканов, тем не менее, стал очевидным фаворитом тамошней публики и прессы. В 2008-м он был назначен главным дирижером Teatro Regio di Parma в родном городе Верди. И это тоже достаточно удивительно – ведь именно в этот момент, казалось, искренний консерватизм музыкального мышления Темирканова достиг своего апогея.

Этот же консерватизм, кажется, купил Темирканову и его нынешний статус музыкальной духовной скрепы – российского артиста с международной репутацией, активированной в советские времена и до сих пор котирующейся довольно высоко. Именно поэтому на его юбилей приехал Путин – с трогательным опозданием на одно отделение, как бы сообщающим – мол, приехать не мог, дела, но и не приехать не смог, не удержался. На фоне того же Гергиева Темирканов выглядит как величественная скала в бушующем море – командир Мариинки все время путешествует, переживает удачи – с запуском второй сцены театра, на открытие которой приехал президент, и неудачи – с организацией Национального центра искусств, идею которого тот же президент счел нецелесообразной. А юбиляру, кажется, всего этого просто не нужно – и одного отделения хватит.