«Мужская измена – не повод оставаться одиночкой с детьми на руках»: история от первого лица

Домохозяйка из Москвы рассказала, почему готова терпеть неверность мужа

Согласно опросу Всероссийского центра изучения общественного мнения (ВЦИОМ), супружеские измены осуждают 64% россиян. Читательница «Газеты.ru» анонимно поделилась своей семейной историей.

Моя мама развелась с отцом, когда мне было 12 лет. Как я узнала из подслушанного разговора, причиной стала папина неверность. Я даже видела эту «тетю Лену», вертлявую блондинку, работавшую вместе с ним на заводе.

Когда родители еще были вместе, мы несколько раз встречали ее во время прогулок с папой. Она каждый раз громко ахала и изумлялась совпадению, расспрашивала меня про учебу и ненатурально восхищалась всему, что я ни скажу.

После развода папа уехал к родителям в другой город, вскоре женился (не на тете Лене, на другой), и мы стали видеться редко. Мама же жила одна и ужасно гордилась своей принципиальностью, постоянно рассказывая всем и каждому, как не простила, не стала жить с этим (тут она обычно прибавляла крепкое словечко). Я тоже ею гордилась: какая мама молодец, решительная, смелая! Но повзрослев, радикально изменила свое мнение.

Лучше никому не станет

Замуж я вышла в 23, в день свадьбы заявив мужу, что если узнаю про обман – не прощу. Он только рассмеялся, мы были по уши влюблены друг в друга и уверены, что так будет всегда.

Через пять лет, когда я сидела в декрете с нашим первенцем Сашкой, случайно обнаружила его игривую переписку в «Одноклассниках» с бывшей однокурсницей. Случился скандал, муж пытался объяснить, что ничего не было, – флирт, не больше. Я рыдала, что эмоциональная измена еще хуже физической, и выгнала его с чемоданом в отель. Несколько дней злилась, думала, что буду дальше жить, как мама. А потом задумалась.

Ну, вот выгнала она отца, и что? Молодая, привлекательная, осталась одна – охотников жениться на разведенной женщине с ребенком не было.

Я росла в неполной семье, папу почти не знаю – так, созваниваемся в праздники. Кому от этого стало лучше? Стоила ли эта противная тетя Лена таких жертв? И стоит ли флирт в Интернете того, чтобы ломать себе жизнь? В общем, мы помирились, Андрей дал слово, что такого не повторится. Но, конечно, не сдержал.

Я сама все разрешу

Через три года ситуация повторилась – на этот раз на экране телефона всплыло сообщение «Спокойной ночи, мой хороший». Снова флирт, теперь с коллегой. Ночь спокойной не получилась – швырнула телефон об стену, хлопнула дверью и два часа гуляла по улицам, но помирились мы довольно быстро.

После того, как ситуация повторилась еще через год, я поняла, что Андрей не изменится. Мы даже к семейному психологу ходили, и все без толку. У меня оставалось два выхода: шпионить, следить, запрещать, контролировать или отпустить ситуацию.

Если Андрей захочет, он найдет возможность изменить – на работе, в командировке, где угодно.

Его близкий друг Сашка, например, врет жене, что ездит навещать бабушку с сестрой в пригород. Он действительно ездит – на пару часов, делает фото с бабулей и шлет жене. А потом прощается с родней и идет в отель, где его ждет коллега Вика.

Думаю, у всех в окружении есть такие истории. И поэтому когда Андрей однажды стал задерживаться на работе, я поставила ему условие: я не слежу, не проверяю, не контролирую его, а он четко разделяет семью и все остальное. Если полюбит всерьез – пусть уходит, если же это интрижка – просто пусть скрывает, а я не буду проверять.

Мы живем в таком формате уже восемь лет, и я ни разу не пожалела. Я чувствую, когда у него появляется очередной роман, и вижу, когда он заканчивается. И знаете, ничего в этом страшного нет: он заботливый отец, обожает сыновей, добытчик, помощник. Я никогда не стану разрушать семью из-за интрижки на стороне, как это сделала моя мама. Я хочу быть не гордой, а счастливой и спокойной. И пока у меня получается.

Загрузка