Новости

Удар ниже бонуса

Бонусы банкиров будут ограничены на госуровне, решили лидеры стран «большой двадцатки»

,
Бонусы банкиров будут ограничены на госуровне, решили лидеры G20. Но дополнительные выплаты никуда не денутся: если они будут осуществляться не наличными, то персональными машинами и дачами, уверены эксперты.

Участники саммита G20 в Питтсбурге пришли к решению, что нужно ограничивать бонусы руководителей финансовых компаний на уровне государства. Лидеры ведущих мировых держав уверены, что именно из-за баснословных бонусов глав корпораций случился кризис. Жажда наживы заставляла руководителей компаний крупно рисковать, не просчитывая возможные последствия.

Новые правила, одобренные G20, предусматривают отказ финансовых организаций от гарантированных премиальных и предписывают выплачивать заработанные успешной работой бонусы не сразу, а в течение трех лет. Кроме того, банки будут обязаны часть вознаграждения выдавать руководству акциями, а не деньгами, а также премиальные и зарплаты руководителей банков будут жестко привязаны к финансовым результатам организации.

Эти предложения выдвинул в начале августа президент Франции Никола Саркози. Меры, объяснял он, заставят финансовые организации избегать рискованных сделок, направленных на скорое получение прибыли, но потенциальных опасных в долгосрочной перспективе. В начале сентября главы государств Евросоюза, министры финансов ЕС и Еврокомиссия поддержали инициативу Саркози, пообещав проголосовать за нее на G20.

Впрочем,

одно из предложений Саркози — ограничить сам размер премиальных — участники саммита не поддержали.

К тому же каждое государство будет вправе самостоятельно определять ту степень, в которой эти правила должны быть введены на его территории.

На деле ряд государств уже сейчас регулируют эту сферу. Во Франции за бонусами банкиров следит бывший директор-распорядитель Международного валютного фонда Мишель Камдессю, назначенный Саркози в конце августа 2009 года «зарплатным царем». Аналогичная должность существует и в США, где премиальными банкиров с июня текущего года занимается Кеннет Файнберг. В ведении Файнберга находятся бонусы семи финансовых организаций, получивших госпомощь, включая AIG, Citigroup и Bank of America.

Сами инвестиционные банкиры уверены, что тема бонусов имеет налет популизма, а решение «двадцатки» называют спорным и политическим. Без бонусов хорошо работать никто не станет, объясняют они. «Действительно, когда простые люди видят размеры премиальных выплат банкирам, у многих глаза выходят из орбит. Но если речь идет о частных банках, то его владельцы сами должны решать, как привлечь к себе на работу высококлассных специалистов, способных зарабатывать большие деньги», — считает руководитель аналитического департамента ИК «Совлинк» Михаил Армяков. «В частных банках вопрос бонусов — дело владельцев банка, — разделяет эту точку зрения профессор Kellogg School of Management, Northwestern University, США, Константин Cонин. — В государственных же или контролируемых государством банках бонусы вовсе не основная проблема: коррупция — куда более важное дело».

«Высказывания по регулированию бонусов совпадают со стилем Никола Саркози и являются популистскими, — говорит главный макроэкономист ИК «Ренессанс Капитал» Алексей Моисеев. —

Проблема не в бонусах, а в том, что неправильно работали механизмы оценки риска.

Надо создавать сильные риск-комитеты в составе банков».

«Это попытка затушевать необходимость серьёзных реформ, потому как ограничение бонусов – это ширма, прикрывающая изъяны современной мировой финансовой системы, — соглашается начальник аналитического департамента ГК «Альпари» Егор Сусин. — А изъяны эти заключаются в отсутствии адекватной и качественной системы оценки рисков финансовых организаций, да и суверенных рисков тоже».

Именно кредитные рейтинги позволяли компаниям привлекать средства на крайне выгодных условиях, отсюда и желание рисковать, напоминают эксперты. «Все sub-prime-ипотеки, которые первыми обанкротились, имели очень высокие рейтинги. Например, у Lehman Brothers перед дефолтам рейтинг был выше, чем суверенный рейтинг РФ», — говорит Моисеев.

Бонусы вредны не сами по себе, а тем, что они стимулируют определенное поведение, возражает член комитета Госдумы по финансовому рынку Павел Медведев. А именно — работу сотрудника лишь в краткосрочной перспективе.

«Для маленькой компании это вредно, ведь нужно иметь горизонт. Если речь идет о таких крупных компаниях, как, например, Lehman Brothers, тогда это вредно не только для самой компании, но и для всего мира.

Лучше бы не стимулировать работу на краткосрочную перспективу. Но правильнее не с суммами выплат бороться, а с механизмами, с помощью которых эти бонусы начисляются», — говорит Медведев.

Впрочем, толку от такого решения «двадцатки» в любом случае будет мало, считают эксперты. Если банкиры будут ограничены в возможностях выплаты вознаграждений, то они могут перенести свои штаб-квартиры в другие страны, при современном уровне развития коммуникаций подобная операция вполне реальна. «Крупнейший банк Европы HSBC в сообщении для Лондонской фондовой биржи заявил, что планирует перевести центральный офис во главе с исполнительным директором в Гонконг», — отмечает Армяков. А управляющий директор «Тройки Диалог» Гор Нахапетян указывает на другие возможности: «Если государство попытается регулировать размер денежных премий и бонусов, то работодатель будет вынужден искать другие способы поощрения сотрудников, например, персональными машинами и дачами.

Как-нибудь что-нибудь придумают».