Новости

Губернатор атаковал Калининград из-за границы

Калининградский губернатор Николай Цуканов, находясь на заседании комитета парламентского сотрудничества ЕС-Россия в Варшаве, вернулся к дискуссии о переименовании Калининграда. Он выступил с докладом о необходимости придания специального статуса Калининградской области в визовой политике Евросоюза. После выступления Цуканову стали задавать вопросы. Вице-президент комитета по парламентскому сотрудничеству Евросоюза и России, депутат Европарламента от немецкой партии «зеленых» Вернер Шульц спросил у Цуканова, почему город все еще носит имя «сталинского преступника».

Губернатор ответил, что молодые калининградцы не против переименования, тогда как для старшего поколения оно будет вряд ли приемлемо, и что вопрос переименования должен решаться на референдуме. Дальше, сообщают польские СМИ, Цуканов намекнул, что переименования города, вероятно, всё же когда-то произойдет. Слово Кенигсберг участниками дискуссии не упоминалось.

Три года назад тогдашний глава администрации Калининграда Феликс Лапин высказался на этот счет более прямо, заявив, что в случае переименования «была бы гордость от того, что да, Кёнигсберг - это российский город, в составе Российской Федерации».

В среду Николай Цуканов еще находился в Польше, поэтому, как сообщил «Газете.Ru» источник в региональном правительстве, «комментариев до возвращения никто не даст». Позднее информационные агентства распространили слова губернатора, что он был неправильно понят и что на вопрос Шульца он ответил, что вопрос переименования не является первоочередным для региона.

Это заявление прозвучало невовремя, полагает политолог из Калининграда Владимир Абрамов. «Калининградские КПРФ и «Патриоты России», специализирующиеся на теме «ползучего сепаратизма», сейчас, во время предвыборной кампании, с удовольствием распнут губернатора, возглавляющего в Калининградской области «Единую Россию»», — предупреждает Абрамов. Лидер калининградских коммунистов Игорь Ревин уже заявил «Газете.Ru», что считает слова губернатора «серьезной политической ошибкой». «Даже мысль о постановке вопроса о референдуме неприемлема, - полагает Ревин. – Надо не воевать с историей, а любить и жаловать Калининград».

Первые попытки инициировать переименование Калининграда в Кенигсберг начались двадцать лет назад. В частности, в 1990 году году в «Калининградском комсомольце» появилось открытое письмо инициативной группы «Возвращение» из города Твери, который еще три месяца назывался Калинин. «Мы, члены тверской инициативной группы «Возвращение», обращаемся к вам, уважаемые граждане старинного города Кенигсберга, с призывом убрать имя Калинина из названия вашего города. Ваш прекрасный город с почти 700-летней историей не должен носить имя человека, не достойного благородной памяти потомков», – говорилось в открытом обращении тверских интеллигентов. В Калининграде даже было учреждено общественное движение «За Кенигсберг!» В настоящее время в городе реанимировано историческое название в пиве, а также в ряде мелких торговых компаний.

В последние годы российские политики так или иначе высказывали свою позицию по этому вопросу. Например, в 2005 году, когда самый западный город России праздновал 750-летие, тогдашний министр культуры Михаил Швыдкой заявил: «Калининград – город российский, при этом он может называться даже Кенигсбергом». В 2009 году глава администрации Калининграда Феликс Лапин сказал: «Я считаю, что, когда Российская империя аннексировала тогда эту территорию Пруссии и Пруссия вошла в состав Российской империи, здесь был генерал-губернатор российский, то ни у кого даже не вставал вопрос чего-то переименовывать – все было как было». В 2010 году прежний губернатор Георгий Боос не исключил переименования муниципального района на севере Калининградской области в Тильзитский районе (по имени города Тильзит, ныне Советска, где был подписан знаменитый Тильзитский мир между Александром I и Наполеоном). В 2010 году бывший канцлер Германии Герхард Шрёдер, находясь в Калининграде так ответил на вопрос переименования: «Я как немец должен воздержаться от такой дискуссии. Она должна вестись в самом городе, а решение калининградцев немцы должны уважать».