Оппозиция устранилась: «Грузинская мечта» захватила парламент

Правящая партия Грузии победила во втором туре парламентских выборов

Слушать
Остановить
В Грузии по итогам второго тура парламентских выборов во всех 17 одномандатных округах побеждают кандидаты от правящей партии. Таким образом, «Грузинская мечта» получает 90 из 150 мест в парламенте, и этого, согласно законодательству, недостаточно для утверждения полномочий парламента, однако здесь у Грузии есть «защитный механизм». Оппозиция же отказывается от своих мандатов и требует новых выборов.

В Грузии на фоне назревающего политического кризиса прошел второй тур парламентских выборов. И, согласно последним данным ЦИК, во всех 17 одномандатных округах, а также на выборах мэра Кутаиси побеждают кандидаты от правящей партии «Грузинская мечта — Демократическая Грузия».

Таким образом, правящая партия получает 90 из 150 мест в парламенте.

Об этом заявил исполнительный секретарь «Грузинской мечты» Ираклий Кобахидзе. Все остальные мандаты получила оппозиция. 36 кресел займет крупнейший оппозиционный блок «Сила в единстве», занявший второе место на выборах. В блок вошли пять партий: «Единое национальное движение» экс-президента Грузии Михаила Саакашвили, «Государство для народа», «Прогресс и свобода», «Республиканская партия Грузии» и «Европейские демократы».

Остальные мандаты распределены следующим образом: 5 мест получила «Европейская Грузия», по 4 мандата — у партий «Лело», «Стратегия Агмашенебели», «Альянс патриотов» и «Гирчи», «Граждане» забирают 2 мандата, еще один — «Лейбористская партия».

Интрига этих выборов — получит ли правящая партия подавляющее большинство, позволяющее ей контролировать парламент — разрешена в пользу «Грузинской мечты». Проблема, однако, состоит в том, что оппозиция практически сразу объявила бойкот, заявив, что результаты голосования сфальсифицированы. Все оппозиционные партии отказываются от своих мандатов. Вот уже три недели в стране проходят протесты.

В рамках бойкота противники «Грузинской мечты» отказались также принимать участие во втором туре выборов. Однако законодательство страны запрещает снимать своих кандидатов на этом этапе, соответственно, фамилии представителей оппозиции остались в бюллетенях. Кандидаты набрали от 5 до 12%.

Для работы парламента необходимо утверждение полномочий 2/3 парламента, то есть 100 депутатов. Однако Кобахидзе в эфире передачи «Ночной курьер» на телеканале Rustavi 2 сообщил, что в конституции страны прописаны механизмы, защищающие Грузию от блокировки работы парламента.

«Изначально признаются полномочия 150 депутатов, то есть вне зависимости от того, какую позицию имеет соответствующий депутат. Все 150 депутатов считаются депутатами, после того, как на первом заседании 76 депутатов, то есть большинство, подтвердит их полномочия. После этого, безусловно, каждый из них может написать заявление о выходе из парламента, но покинут они парламент или нет — решать парламенту. Это механизм против шантажа. Парламент может не проголосовать за их выход из парламента», — заявил исполнительный секретарь правящей партии.

Эксперт по вопросам конституции Вахушти Менабде в разговоре со «Sputnik Грузия» подтвердил, что депутаты могут отказаться от мандатов, однако парламент может проигнорировать их право и не проголосовать в пользу этого решения, что не повлечет за собой никакой правовой ответственности.

«Процедурно парламентское большинство может не принять отказ оппозиции от мандатов. В конце концов, они не проголосуют за это, не внесут вопрос в повестку дня, нарушат регламент и не приостановят их полномочия. Большинство может сделать как хочет, может поменять регламент по своему желанию так, чтобы ничего не нарушать», — рассказал Менабде.

В оппозиции, впрочем, уже заявили, что ни конституция, ни решения парламента не смогут заставить депутатов выполнять свою работу.

«Что касается механизма, что большинство против нашей воли заведет нас в парламент, это ложь чистой воды. Это демонстрация некомпетентности со стороны Кобахидзе. Никто не имеет права против нашей воли вводить нас или не вводить в парламент. Тем более, на это нет права у Кобахидзе и у большинства», — цитирует «Sputnik Грузия» слова одного из лидеров оппозиционной партии «Альянс патриотов», вице-спикера парламента Ирмы Инашвили.

«Этим ничего не меняется. То, что нас могут формально оставить депутатами парламента, не значит, что мы будем принимать участие в парламентской жизни», — заявил один из лидеров «Единого национального движения» Заал Удумашвили.

«Никакого подобного механизма не может существовать ни в конституции, ни в природе, чтобы вынудить человека быть членом парламента. Это значит, что они очень встревожены перспективой однопартийного парламента. Они получат однопартийный парламент, если не предпримут серьезные шаги», — утверждает экс-спикер парламента, лидер оппозиционной партии «Единая Грузия» Нино Бурджанадзе.

Как отмечает старший научный сотрудник Центра кавказских исследований МГИМО Вадим Муханов, бойкот оппозиции и ее отказ от мандатов действительно является нежелательным вариантом развития событий для правящей партии.

«Они же не могут постоянно сидеть в полупустом парламенте. Понятно, что для картинки, для соблюдения формальностей у них есть большинство, они могут зафиксировать эти результаты выборов и начать работу парламента. Но бойкот носит неэтичный характер.

Здесь проблема в том, что это консолидированный бойкот — если это не очень трагично, то, по крайней мере, болезненно как для общей картинки, которая идет из Грузии, так и для правящей партии, которая последние два-три года получала ряд серьезных уколов по поводу падения уровня демократии.

Этот тотальный бойкот, бесспорно, бьет по имиджу Грузии, по ее контактам за рубежом и, естественно, эта картина не нравится правящей команде, если рассматривать ее на перспективу», — считает эксперт.

Однако на сегодняшний день правительство чувствует себя достаточно спокойно, продолжает собеседник «Газеты.Ru». Этому, в частности, способствует тот факт, что западные партнеры не оказывают давление на руководство страны в сложившейся ситуации. Более того, Запад публично не поддержал действия оппозиции.

Так, на прошлой неделе, во время визита госсекретаря США Майка Помпео в Грузию, который никак не прокомментировал происходящие в стране события, на сайте Госдепартамента появилось заявление представителя внешнеполитического ведомства США, осуждающее бойкот.

«Видеть, как они [оппозиция] снова призывают к бойкоту, это как пересматривать заново один и тот же фильм. Мы призываем их войти в парламент, провести поправки в избирательной системе, чтобы последующие выборы были лучше... Мы призываем оппозицию бороться за перемены в парламенте, а не бойкотировать... Ваши сторонники избрали вас, чтобы вы прошли в парламент и осуществили изменения», — подчеркнул представитель Госдепа на брифинге.

Депутат Европарламента от Эстонии и глава его делегации в комитете парламентской ассоциации ЕС-Грузия Марина Кальюранд также призвала оппозицию принять участие во втором туре выборов и получить свои мандаты, «чтобы выразить уважение демократическому волеизъявлению граждан Грузии». О том же заявила глава краткосрочной миссии Парламентской ассамблеи ОБСЕ Элона Гжебреа Ходжа.

Послы Евросоюза и США Карл Харцель и Келли Дегнан уже проводят переговоры между представителями оппозиции и руководства страны для урегулирования ситуации. На сегодняшний день состоялось два раунда диалога, анонсирован третий, однако ни о каких результатах не сообщается.

Вадим Муханов отмечает, что каких-либо намеков на готовность к компромиссу власти страны пока не демонстрируют. На проведение новых выборов руководство страны не пойдет, так как это станет признанием своей неправоты и демонстрацией того, что выборы действительно прошли с фальсификациями. На руку «Грузинской мечте» играет и тот факт, что объединившаяся оппозиция «достаточно пестрая», что позволяет правительству рассчитывать на раскол в ее рядах, а затем и договоренности между правящей партией и отколовшимися от «Силы в единстве» мелкими оппозиционными партиями.

«Сейчас, скорее всего, правящая сила будет выжидать и ожидать, того что какие-то кусочки этой быстро склеенной коалиции все-таки отпадут от нее. Кто-то из лидеров, к примеру, поймет, что бойкот ни к чему не привел, кому-то, может быть, будет предложен пост, кто-то из оппозиционных лидеров может получить предложение возглавить парламентскую группу или комиссию. Скорее всего, сейчас будет закулисная игра, связанная с обработкой оппозиционных сил», — резюмирует эксперт.