Слушать новости
Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

В мире

Протесты, война и революция: что ждет постсоветские республики в 2021 году

Эксперты оценили перспективы кризисов на постсоветском пространстве

В 2020 году на постсоветском пространстве развернулось несколько серьезных политических кризисов, выход из которых предстоит искать уже в 2021-м. Несмотря на пандемию COVID-19, ряд государств столкнулись с массовыми протестами, а между некоторыми и вовсе началась настоящая война. Армения, Азербайджан, Белоруссия, Киргизия и Молдавия вошли в новый год с незакрытыми проблемами. Как развивается ситуация в этих государствах, разбиралась «Газета.Ru».

Протесты в Белоруссии

Политическая обстановка в Белоруссии накалилась летом 2020 года, в преддверии президентских выборов в стране вспыхнули протесты в поддержку не допущенных до голосования кандидатов. В ответ на волнения в стране появилась так называемая объединенная оппозиция во главе с тремя лидерами — Светланой Тихановской, Марией Колесниковой и Валерией Цепкало.

Вмести они представляли интересы наиболее популярных не допущенных до голосования оппозиционных кандидатов и смогли привлечь на свою сторону немало сторонников. Предвыборные митинги трио собирали тысячи человек по всей стране, и они рассчитывали на победу на выборах, выставив Тихановскую в качестве кандидата от оппозиции.

Однако, согласно официальным итогам выборов в августе, победил действующий президент республики Александр Лукашенко, с чем в объединенной оппозиции не согласились. И отказались признавать итоги выборов не только они, но и тысячи граждан Белоруссии, которые запустили цепочку массовых мирных демонстраций по всей республике.

По предварительным оценкам, самые масштабные митинги собирали более 100 тыс. человек, что стало рекордом для современной Белоруссии. Люди выходили на улицы с единственным требованием — отставка Лукашенко, но президент отказался признавать поражение и обвинил Запад в запуске и спонсировании протестов.

К 2021 году протесты несколько сбавили свой напор, их численность серьезно упала с наступлением зимы, но многие до сих пор продолжают выходить на демонстрации. Их активно поддерживает Евросоюз, который ввел санкции против Лукашенко и других представителей власти.

Также призывают людей протестовать формальный лидер оппозиции Светлана Тихановская, уехавшая в Литву, и Мария Колесникова, попавшая в заключение в Белоруссии.

Как заявил в беседе с «Газетой.Ru» белорусский политолог Дмитрий Болкунец, политический кризис в Белоруссии для кого-то был неожиданным, а для некоторых предсказуемым. По его словам, эти события носят исторический характер и связаны с глубокими трансформациями в жизни белорусского общества, мировоззрении белорусов.

«То, что произошло летом и осенью 2020 года, будет иметь далеко идущие последствия. Совершенно очевидно, что Лукашенко — политик уходящей эпохи и любыми способами удерживать власть у него не получится. Все, что он делает на данный момент, — лишь попытка оттянуть время, но нельзя так долго и усиленно пытаться создать какие-то новые смыслы политики, которую он проводит. Закат его эпохи зрелище удивительное, оно будет растянуто во времени и, вероятно, закончится очень трагически для Лукашенко», — добавил эксперт.

С его точки зрения, в новом году протесты в Белоруссии будут продолжены, и, скорее всего, следует ожидать всплеска активности к весне. По мнению эксперта, Лукашенко попытается остаться у власти, к примеру, через всебелорусское народное собрание.

«Вместе с тем, вероятно, будет ужесточена внешняя повестка вокруг Белоруссии. Отдельные западные страны попытаются разыграть свою карту, чтобы убрать Лукашенко и привести к власти своих ставленников. Не исключено, что 2021 год станет судьбоносным для Белоруссии», — отметил Болкунец.

При этом сам Лукашенко пытается снизить протестный потенциал общества, обещая уйти после внедрения необходимых изменений в конституцию республики. По словам эксперта, проект, который он хочет реализовать, никто до сих пор не видел.

«Вероятно, он будет представлен в феврале на всебелорусском народном собрании. Лукашенко попытается принять модель новой Белоруссии, где он себя видит как минимум генеральным секретарем всебелорусского народного собрания. Все попытки продвинуть новую конституцию с его стороны, скорее всего, вызовут новые протесты. Нельзя исключать, что эти демонстрации будут проходить по самым радикальным сценариям», — резюмировал Болкунец.

Революция в Киргизии

Осенью 2020 года в Киргизии фактически произошла революция, в результате акций протеста в отставку ушли правительство республики и президент.

Ситуация в стране накалилась в октябре, когда по итогам парламентских выборов в законодательных орган прошли только проправительственные и центристские партии. Дальнейшие события развивались достаточно стремительно, небольшой протест оппозиционных партий перерос в массовую демонстрация, а затем погромы и беспорядки вместе с захватом правительственных зданий.

По сути, революция была завершена чуть больше, чем за неделю: на 10 день беспорядков в Бишкеке президент Сооронбай Жээнбеков ушел в отставку. Протесты привели к власти Садыра Жапарова, который до этого находился в заключении за попытку захвата власти. Политик занял место премьер-министра, а поначалу успел побыть и преемником Жээнбекова.

С точки зрения эксперта по странам Центральной Азии, профессора факультета мировой экономики и мировой политики НИУ ВШЭ Андрея Казанцева, в Киргизии сложилась тяжелая социально-экономическая ситуация, в том числе из-за пандемии коронавируса, и она отчасти стала причиной революции.

«Дополнительным негативным фактором стали попытки экс-президента Сооранбая Жээнбекова монополизировать власть. В Киргизии это не проходит, поскольку в стране достаточно конкурентная политическая система, в частности, из-за противоречий между правящими кланами с Севера и Юга.

Конкурирующие группы возмутились попытками Жээнбекова и в сочетании с бедствующими народными группами смели власть в стране», — сказал эксперт «Газете.Ru».

Жапаров ведет страну к парламентским выборам, которые пройдут уже 10 января, продолжил Казанцев, своих людей он расставил на ключевые должности, также став основным кандидатом на пост главы государства.

«Параллельно с выборами должен пройти референдум по новой конституции страны, которая серьезно усилит полномочия президента. Все же пока Киргизия является парламентской республикой, и изменение конституции позволит уже Жапарову монополизировать власть», — добавил эксперт.

Учитывая, что противоречия, которые привели к революции в 2020 году, никуда не ушли, положение в стране может лишь ухудшиться, подчеркнул Казанцев,

нельзя исключать, что все может вновь повториться в еще более жестком варианте.

Конфликт в Нагорном Карабахе

Шестинедельный конфликт между Азербайджаном и Арменией, оказавшей поддержку силам непризнанной Нагорно-Карабахской республики, удалось остановить лишь в начале ноября, что привело к появлению нового статус-кво в регионе. В результате НКР сохранила меньше трети своей довоенной территории, а для контроля за соблюдением режима прекращения огня в Нагорный Карабах были введены российские миротворцы.

Как заявил в беседе с «Газетой.Ru» ведущий научный сотрудник сектора Кавказа ИМЭМО РАН Вадим Муханов, карабахский вопрос не удалось закрыть в 2020 году, но он был сильно подвинут в завершающую стадию.

«Уже можно прямо говорить, что осенью мы наблюдали вторую войну в Карабахе. По ее итогам было зафиксировано серьезное превосходство Азербайджана, ему удалось занять хорошие позиции, которые могут позволить Баку нарастить успех. Это ставит большой вопрос в отношении дальнейшей судьбы Нагорного Карабаха как независимого и непризнанного гособразования — следующее обострение может привести к его ликвидации», — отметил эксперт.

2021 год станет важным для дальнейшей судьбы населения НКР и статуса непризнанной республики, уверен Муханов, население, которое фиксировало это непризнанное образование, значительно уменьшилось и даже соглашение о прекращении огня его безопасность не гарантирует.

«Что касается Армении и Азербайджана, тут ситуация диаметрально противоположная для самих стран и правящих элит. Несмотря на все риски, в том числе пандемию, азербайджанский лидер Ильхам Алиев может записать 2020 год себе в актив. По сути, он достиг крупнейшего успеха за все время своего президентства. Война принесла ему внутриполитическую и внешнеполитическую победу, продемонстрировав усиление Баку и его претензии на региональную гегемонию», — продолжил эксперт.

Самое главное, что Алиев смог получить гарантии комфортного транзита власти в ближнесрочной перспективе, считает Муханов, вся критика в отношении президента Азербайджана и его команды отошла на второй план.

«В Армении ситуация диаметрально противоположная, война принесла Еревану крах и национальную катастрофу. Условия соглашения о прекращении огня крайне тяжелые для армянской стороны, в том числе для восприятия среди населения республики. В результате премьер-министр Никол Пашинян столкнулся с резким ростом своего антирейтинга, хотя последние два года он практически был политиком номер один в стране», — добавил эксперт.

Таким образом, Азербайджан вошел в 2021 году в статусе победителя, а Армения — проигравшего. По мнению Муханова, Пашинян в данный момент сталкивается с консолидацией оппозиции, диаспоры и Армянской апостольской церкви против него.

«2021 год станет продолжением этой негативной ситуации в Армении. В плюс к политическим проблемам идет социально-экономический кризис, который лишь усугубляет протесты против Пашиняна, поток беженцев из Карабаха и пандемия», — резюмировал эксперт.

Политический кризис в Молдавии

Молдавия, в отличие от государств, указанных выше, не сталкивалась с серьезными протестными волнениями или боевыми действиями. Однако с лета 2020 года в стране начался политический кризис из-за развала правящей коалиции в парламенте. Ситуация отчасти была заморожена на время президентских выборов, но в новый год республика входит с ожиданием его активного продолжения.

По итогам голосования прозападный кандидат Майя Санду одержала уверенную победу над условно пророссийским президентом Игорем Додоном. В конце декабря избранный президент официально вступила в должность, в очередной раз подтвердив свое желание провести досрочные парламентские выборы.

В реализации этого плана ей мешало несколько факторов. Во-первых, Молдавия все же парламентская республика и санкции на роспуск парламента без определенных условий у президента нет. К ним относится провал в попытке формирования правительства, но действующий кабмин изначально не собирался уходить в отставку.

Однако к концу 2020 года премьер-министр Ион Кику сложил с себя полномочия, тем самым в новый год республика вступила уже с временным правительством и без председателя кабмина.

По словам эксперта Международного института гуманитарно-политических исследований Владимира Брутера, теперь президенту необходимо назвать имя кандидата на пост премьера.

«Это императивная функция, она не зависит от желания главы государства. Президент обязан назначить кандидатов после консультаций с парламентскими фракциями. Если парламент не дает премьеру вотум доверия, то все возвращается на второй круг и происходит новое назначение кандидата на пост председателя правительства», — сказал эксперт «Газете.Ru».

Два таких назначения являются обязательными, без них нельзя запустить процедуру роспуска парламента, продолжил Брутер, всего на утверждение премьера дается 45 дней с того момента, как президент называет имя первого кандидата.

«Перспективы развития ситуации в республике пока до конца не определены. Если силам, которые стоят за Майей Санду, удастся закрепиться, получить влияние и контроль над исполнительной властью, то отношения Молдовы с Россией и Приднестровьем будут деградировать. Это возможно в случае проведения досрочных парламентских выборов в ближайшее время», — отметил эксперт.

Обратный сценарий, то есть поражение прозападных сил, имеет место, но в данный момент нет оснований полагать, что он может быть реализован, указал Брутер. С точки зрения эксперта, на досрочных выборах в парламент, вероятно, будет задействована такая же схема, как во время голосования за главу государства.

«То есть будет зачислено огромное количество голосов из диаспоры, которых в действительности не существует. Это решит судьбу выборов, поскольку никакого контроля над голосованием в диаспоре не существует», — подчеркнул Брутер.