«Перчатка, брошенная Западу»: почему Турция вышла из конвенции о защите женщин

В Евросоюзе и США разочарованы решением Турции выйти из Стамбульской конвенции

Слушать
Остановить
Турция вышла из Стамбульской конвенции Совета Европы о предупреждении и борьбе с насилием в отношении женщин. Такое решение власти объяснили тем, что соглашение используется в интереса гомосексуалистов, что идет вразрез с социальными и семейными ценностями турецкого общества. Недовольство Анкары связано с наличием в документе критериев «сексуальная ориентация», «гендерная идентичность» и «пол».

20 марта Турция вышла из Конвенции Совета Европы о предотвращении и борьбе с насилием в отношении женщин. Свой шаг Анкара обосновала недопустимостью совмещения защиты прав ЛГБТ с культурными и семейными ценностями страны.

В заявлении управления по связям с общественностью президента говорится, что первоначальная цель по защите прав женщин «была захвачена группой людей, пытающихся нормализовать гомосексуализм».

Документ был принят в Стамбуле в 2011 году, а Турция была первой страной, ратифицировавшей его, в связи с чем соглашение называют Стамбульской конвенцией. Это первое европейское соглашение по борьбе с домашним насилием.

Суть Стамбульской конвенции заключается в том, чтобы страны-подписанты квалифицировали психологическое, физическое и сексуальное насилие, принудительные браки, аборты, стерилизацию и сексуальные домогательства как уголовные преступления.

Вице-президент Турции Фуат Октай заверил, что Анкара продолжит борьбу по защите прав женщин. В Евросоюзе и США высказали разочарование решением Турции.

«Внезапный и необоснованный выход Турции из Конвенции Совета Европы о предотвращении и пресечении насилия в отношении женщин и насилия в семье, более известной как Стамбульская конвенция, вызывает глубокое разочарование», — заявил президент США Джо Байден.

«Мы глубоко сожалеем о решении президента Турции выйти из этой Конвенции, получившем широкую поддержку в стране, без каких-либо парламентских дебатов. <…> Мы напоминаем, что цель Конвенции — предотвратить насилие в отношении женщин, защитить жертв и привлечь виновных к ответственности. Она защищает основное право женщин на жизнь без насилия», — заявили глава МИД ФРГ Хайко Маас и председатель ПАСЕ Рик Дамс.

Выход Анкары из Стамбульской конвенции действительно отчасти связан с тем, что в документе существуют положения, подразумевающие защиту прав ЛГБТ, что не вписывается в рамки турецкого исламского общества, отмечает директор Центра изучения новой Турции Юрий Мавашев.

«Если детально ознакомиться с документом, станет ясно, что он также прописывает такие понятия как гендер, защита сексуальных меньшинств, ЛГБТ. Так например, в первом пункте статьи 14, посвященной образованию, утверждается необходимость включения в учебные программы темы нестереотипных гендерных ролей, помимо вполне разумных вопросов взаимного уважения, урегулирования конфликтов»,

— рассказывает эксперт «Газете.Ru».

В статье 4 документа указано, что соблюдение положений конвенции должно обеспечиваться без какой бы то ни было дискриминации, в том числе и по признаку сексуальной ориентации.

Иными словами, критики конвенции в Турции выступают, в целом, против использования таких категорий, как пол, сексуальная ориентация и гендерная идентичность, рассматривая их как угрозу для религиозных и семейных ценностей. Выход Анкары из соглашения стал лишь очередным шагом, транслирующим отношение правящей верхушки страны к ЛГБТ-сообществу.

Так, например, министр внутренних дел Турции Сулейман Сойлу в своем Twitter называл представителей ЛГБТ «извращенцами», а президент Реджеп Тайип Эрдоган и вовсе заявлял, что «такого понятия, как ЛГБТ, в Турции не существует».

Вместе с тем Юрий Мавашев считает, что за выходом Турции из Стамбульской конвенции также кроются и геополитические причины.

«Ясно и то, что для Эрдогана это опять же — брошенная перчатка в адрес Запада и прозападных кругов Турции, что-то вроде объявления им войны. Не зря же выходить из конвенции решили только сейчас — что мешало сделать это раньше? А подписывали ее также при Эрдогане. Выходит, что оппозиция вполне может трактовать такую политику как безответственную, непоследовательную», — отмечает эксперт.

Дискуссии о Стамбульской конвенции ведутся в стране не первый год. Причем разногласия относительно того, приносит ли документ Турции больше вреда или пользы, существуют и в рядах правящей «Партии справедливости и развития».

Так, член партии Озлем Зенгин, утверждала ранее, что Стамбульская конвенция не продвигает пропаганду гомосексуализма. Депутат предлагала обсудить и обозначить значение и суть конвенции в турецком обществе, а не покидать соглашение.

Проправительственная Ассоциация женщин и демократии (KADEM), заместителем председателя которой является младшая дочь Эрдогана, также выразила недовольство решением правительства, заявив, что Стамбульская конвенция «сыграла важную роль в борьбе с насилием».

После того, как стало известно о решении правительства, в Турции прошли протесты. Многие женщины с транспарантами вышли на улицы, скандируя: «Мы не боимся. Мы не будем повиноваться».

С начала 2021 года, согласно данным платформы «Мы остановим фемицид», в Турции было убито 77 женщин, а в 2020 году 409 женщин погибли в результате насильственных действий.

Турецкий журналист Абдуррахман Камбуроглу в разговоре с «Газетой.Ru» рассказал, что власти страны заверяют, что

вместо конвенции в Турции будут разработаны собственные законы для защиты женщин.

«В аппарате президента и в МИДе уверяют, что это не означает, что теперь женщины менее защищены. Отнюдь, они будут еще больше защищены турецкими законами, которые в какой-то степени превысят нормы многих стран. Но в целом проблема не в законах, хотя нужно многое изменить и определить более точную грань. Проблема в ценностях, воспитании общества и отношении к женскому полу. Это как культурный подход, который будет учитывать также религиозный компонент», — рассказал он «Газете.Ru».