Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Газета.Ru в Telegram
Новые комментарии +

Ждет ли Приднестровье признания Москвой. Интервью с главой МИД ПМР

Глава МИД ПМР Игнатьев заявил, что Приднестровье не просит вхождения в состав РФ

В Приднестровье прошел съезд депутатов всех уровней — высшего совещательного органа, который с 1990 года собирался только семь раз. Депутаты приняли резолюцию с просьбой о помощи к России — из-за введения Молдавией таможенных пошлин и стагнации в переговорном процессе. Ждут ли в Тирасполе вхождения в состав России, в какой поддержке нуждается ПМР и связана ли просьба с посланием Путина Федеральному собранию, «Газете.Ru» рассказал глава МИД непризнанной республики Виталий Игнатьев.

— После того, как был анонсирован съезд депутатов Приднестровья, в СМИ появилась информация, что на нем прозвучит просьба о признании Приднестровья, о вхождении в состав России. Но этого не случилось.

— Во-первых, никто не ждал этого, поскольку изначально никто не планировал такого рода обращения. Это были спекуляции СМИ, причем в молдавских СМИ мы видели, в СМИ сопредельных государств, что, на наш взгляд, вызвано попыткой как-то сместить фокус внимания с седьмого съезда депутатов всех уровней и в какой-то степени его дискредитировать. Поэтому сегодня был принят комплекс обращений в адрес международных участников. Самое главное, мы в рамках этого съезда показали единство общества и государства, нашего народа.

Напомню, седьмой съезд состоит из депутатов всех уровней, которые избраны народом. И голос Приднестровья фактически в концентрированном виде как раз и представляют собой делегаты этого съезда.

Поэтому рассчитываем на то, что этот голос будет услышан.

Главная проблема заключается в том, что Приднестровье сегодня испытывает комплексные меры давления со стороны Молдовы.

Это социально-гуманитарные меры, экономическое давление. Блокируется поставка лекарств, рентген-оборудования. Введены двойные таможенные пошлины на все товары (экспорт и импорт), что является нонсенсом. В мире вообще такой практики нет. То есть это нарушает все мыслимые меры свободной торговли, включая европейскую сторону. В Европе такого нет, и то, что делает Кишинев, безусловно — экономический беспредел, который разрушает социально-экономический базис Приднестровья. Потому что эти деньги отбираются у нас и попадают в бюджет чужого, соседнего государства. Наш же бюджет несет социальную нагрузку: пенсии, стипендии, пособия, зарплаты платятся из нашего бюджета.

— В обращении указывается на все эти меры давления со стороны Кишинева?

— Конечно, мы считаем, что продолжение такого давления на Приднестровье недопустимо. Это нарушает договоренности переговорного процесса, принципы мирного урегулирования в международном формате.

И особую озабоченность у делегатов седьмого съезда вызывает тот факт, что эти меры давления реализуются при одновременном блокировании переговорного процесса.

Молдавская сторона на самом деле отказывается от диалога на уровне формата «5+2» (входят Приднестровье, Молдавия — как участники конфликта, Россия, Украина, ОБСЕ — как посредники, а США и Евросоюз — наблюдатели) еще с конца 2019 года, когда представитель Кишинева заблокировал итоговую Братиславскую декларацию. По сей день формат полноценно не работает по разным причинам. И одновременно с этим Кишинев не готов и отказывается от встреч с руководством Приднестровья в формате «1+1» на уровне высшего руководства.

Вы знаете, что президент Приднестровья неоднократно приглашал молдавскую сторону к диалогу, как это было раньше, до декабря 2020 года. Но молдавская сторона игнорирует. В итоге мы имеем ситуацию, при которой на Приднестровье оказывается комплексное социально-экономическое давление, применяются антигуманные меры. И при этом молдавская сторона отказывается от использования политико-дипломатических мер мирного и цивилизованного диалога, мирного урегулирования проблем за столом переговоров, что, на наш взгляд, является серьезной угрозой.

Напомню, что, помимо мер экономического давления, Молдова использует меры просто физического давления на наших граждан. В прошлом году было принято изменение в уголовный кодекс Молдовы — так называемый «Закон о сепаратизме». Они приняли ряд статей, по которым любой житель Приднестровья, любой гражданин, невзирая на его возраст, должность, занимает он позицию в органах власти или нет, то он может быть подвергнут репрессиям и уголовному преследованию. Это большая угроза.

Давление оказывается и в аэропорту Кишинева. Наших граждан допрашивают, досматривают, запугивают, в том числе этими уголовными мерами.

У нас есть вопиющий случай, когда ряд наших граждан просто не пустили домой. Они летели через молдавский аэропорт и их не пропустили в Приднестровье, и они не смогли вернуться к своим семьям, к своим домам, к своей работе. Это вопиющая ситуация. И вот в комплексе все эти меры являются причиной, которая побудила высказать единую четкую позицию. Она изложена в декларации.

— Эта декларация уже опубликована?

— Да, с ней можно ознакомиться. Ее суть заключается в том, что мы не приемлем такие меры, у нас своя идентичность, свой народ, и мы сторонники мирного цивилизованного урегулирования. Поэтому мы обратились ко всем участникам международного формата «5+2», обратились в адрес Российской Федерации, в две палаты Федерального собрания, в адрес ООН, ОБСЕ, к Межпарламентской Ассамблее стран-участников СНГ, в адрес парламента Евросоюза и в международную гуманитарную организацию «Красный Крест». Возможно, будут и другие обращения, но суть этих обращений четко изложена в декларации.

— Помимо переговорного процесса, чем еще Россия может помочь Приднестровью в сложившейся ситуации?

— Россия у нас страна-гарант, обеспечивает миротворческую операцию. Наша задача и совместная просьба к России — продолжать миротворческий механизм, чтобы он был реализован. Против него есть свои выпады, попытки демонтировать миротворческую операцию. Второй важнейший фактор — это то, что Россия является полноправным посредником в международном переговорном процессе. Поэтому мы просим применить политико-дипломатические меры защиты интересов жителей Приднестровья как одного из сопосредников в переговорном процессе.

Ну и третий фактор, тоже понятный. В Приднестровье живет более 220 тыс. граждан Российской Федерации, сотни тысяч соотечественников.

И все эти люди вправе рассчитать на защиту их прав и интересов со стороны России.

Поэтому речь идет исключительно о политико-дипломатических мерах реагирования.

— Связана ли дата съезда в Приднестровье с завтрашним посланием президента России Владимира Путина Федеральному собранию?

— Я не представляю седьмой съезд, я не делегат. Я лишь приглашенное лицо. Тут, наверное, нужно у организаторов интересоваться. Но, насколько я могу судить, вряд ли есть какая-то прямая корреляция.

Загрузка