Медицина

Мужчина с бутылками концентрата для принятия ванн «Боярышник»
Мужчина с бутылками концентрата для принятия ванн «Боярышник»
Кирилл Шипицин/ТАСС

«Вид пьяного человека в луже здесь явление обычное»

Что наука и статистика говорят о российском пьянстве

Алла Салькова

В чем особенности российского злоупотребления алкоголем, как на Западе узнали русское слово «Боярышник» и почему русскому пьянству посвящают отдельные научные исследования, разбиралась «Газета.Ru».

В результате отравления концентратом для принятия ванн «Боярышник» в Иркутске уже около ста человек оказались в больнице или умерли. Как сообщает министерство здравоохранения Иркутской области, на 20 декабря 2016 года число погибших составляет 55 человек. Еще 40 находятся в больницах Иркутска, девять — в крайне тяжелом состоянии.

Пострадавшие отравились содержавшимся в концентрате метиловым спиртом. Метанол крайне токсичен — принятие внутрь 10 мл (двух чайных ложек) может вызвать тяжелое отравление и слепоту, а 80–150 мл приводят к смерти. При этом по запаху и вкусу он неотличим от этилового спирта. В организме он перерабатывается сначала в формальдегид, а потом — в муравьиную кислоту, которая высокотоксична для клеток. Симптомы отравления метанолом — слабость, головная боль, тошнота, нарушенная реакция на свет, посинение кожи и слизистых оболочек, нарушение дыхания, кома.

Хотя по данным ТАСС, на этикетке было предупреждение о запрете применения внутрь, данных о наличии в концентрате метилового спирта она не содержала — основным компонентом был указан 93%-ный этиловый спирт. По факту же «Боярышник» содержал метанол и антифриз.

Спиртовая настойка боярышника — очень дешевое средство, стоимость флакона в 25 мл в Москве составляет 6–15 рублей, в 100 мл — от 30.

Из-за низкой цены и высокого содержания спирта она стала излюбленным напитком нищих алкоголиков и прочих представителей социального дна.

«Это страшная трагедия, безусловно, — отозвался о случившемся в Иркутске пресс-секретарь президента России Дмитрий Песков. — Вот этот пласт проблем, он хорошо известен, и президенту докладывалось. И, безусловно, это требует самого-самого пристального внимания и принятия мер».

Произошедшее получило настолько сильный резонанс, что о «Боярышнике» написали даже многие зарубежные СМИ, в том числе газета Washington Post. Алкогольные отравления — обычное дело в России, но случай в Иркутске стал наиболее вопиющим за последние годы. Также на территории России распространены алкогольные напитки домашнего изготовления, которые нередко становятся причиной гибели граждан.

Русский алкоголизм уже давно считается своеобразной национальной чертой. Так, еще в первой половине XVII века саксонский ученый Адам Олеарий отмечал:

«Русские преданы пьянству более всякого другого народа в мире. Когда они не в меру напьются, то, как необузданные звери, неистово предаются всему, к чему побуждают их страстные желания. Порок пьянства одинаково распространен у русского народа во всех сословиях, между мужчинами и женщинами, старыми и маленькими, духовными и светскими, выше и ниже, до такой степени,

что вид пьяного человека, который валяется в луже, — здесь явление обычное».

Не отстают от Олеария и современные ученые — на сегодняшний день было проведено более 30 тысяч исследований, в которых одновременно фигурируют слова «russian» и «alcoholism». Для сравнения: американский алкоголизм упомянут менее чем в 17 тысячах исследований.

Эти исследования публикуются в том числе и самими россиянами. Проведенное под руководством доктора медицинских наук Давида Заридзе, президента Противоракового общества России, исследование 2014 года, опубликованное в журнале Lancet, показало, что 25% российских мужчин умирают, не дожив до 55 лет. Для сравнения: в Великобритании их доля составляет всего 7%. Основной причиной такой высокой смертности ученые называют злоупотребление алкоголем и табаком.

Участниками исследования стали более 150 тысяч человек. Ученые наблюдали за ними на протяжении 10 лет и регистрировали, сколько водки те употребляют. За время исследования умерли около 8000 участников.

Мужчины, выпивавшие от трех и более бутылок водки в неделю, были подвержены более высокому риску преждевременной смерти, чем те, которые выпивали менее одной бутылки. Так, у мужчин-курильщиков 35–54 лет, выпивавших от трех полулитровых бутылок водки в неделю, риск смерти на протяжении 20 лет составлял 35%, а в возрасте 55–74 лет — 64%. У тех, кто выпивал менее полулитра водки в неделю, эти показатели были 16 и 50% соответственно.

«Так как некоторые люди, считающие себя умеренно выпивающими, впоследствии начинают пить больше, выявленные нами различия в смертности не в полной мере отражают опасность устойчивого пьянства»,

— сообщает соавтор исследования доктор Пол Бреннан.

Прирост смертности среди пьяниц образовался в основном за счет отравлений алкоголем, несчастных случаев, убийств и самоубийств, рака печени и горла, панкреатита, пневмонии, туберкулеза, болезней сердца.

Если в Великобритании смертность в возрасте 15–54 лет постепенно снижалась с 1980-х годов (в основном потому, что многие британцы отказывались от курения), в России смертность в том же возрасте заметно выросла, и, очевидно, в этом в немалой степени виноват алкоголь. Так, в годы сухого закона при Горбачеве в 1985–1991 годах и потребление алкоголя, и смертность снизились на 25%. А после развала СССР оба показателя резко взлетели. С 2006 года благодаря реформам алкогольной политики и потребление алкоголя, и риск смерти до 55 лет уменьшились на треть, но все равно остаются значительными.

«Так как средняя продолжительность жизни мужчин в России составляет всего 64 года, срочно необходимы более эффективные меры антитабачной и антиалкогольной политики»,

— отмечал доктор Юрген Рем из Центра по проблемам наркомании и психического здоровья в Торонто.

А другое исследование, опубликованное в 2013 году в журнале Alcohol and Alcoholism специалистами из Российской экономической школы и Высшей школы экономики в соавторстве с ученым из Стокгольмского центра по проблемам здравоохранения в странах с переходной экономикой, охватило два периода — с 1870 по 1894 и с 2008 по 2009 год в 50 регионах Белоруссии, Молдавии, Украины, России и стран Балтии. Выяснилось, что во времена царской России на традиционно русской части Российской империи от алкоголизма погибало в среднем 16 человек из 100 тысяч. Это в шесть раз больше, чем соответствующий показатель для украинских областей тех лет. Самая высокая смертность, до 30 человек, была в Вятке, самая низкая, до 5, — в Уфе. В Москве смертность составляла около 23 человек.

К 2009 году эти данные претерпели значительные изменения. Смертность в Москве уменьшилась более чем в два раза, до 9,3 человека. При этом в Туле и Владимире она выросла в 5–6 раз. В постсоветские годы общероссийская смертность от алкоголя оказалась наиболее высока в 1992–1995 годах — до 50 человек на 100 тысяч. Второй пик почти с таким же количеством смертей пришелся на 2003–2005 годы. В 2009 году средняя смертность мужчин от алкоголя в России составила 23 человека на 100 тысяч — в полтора раза больше, чем в 1870–1894 годах.

Инцидент в Иркутске — не единственный известный случай отравления метанолом. Так, в 2015 году в Красноярске после употребления суррогатного алкоголя скончались 11 человек, а более 50 были госпитализированы. В 2011 году в Турции погибли от отравления шестеро русских туристов — метанол оказался в напитках, которые они употребляли. В 2001 году в эстонском городе Пярну погибли 68 человек, 43 получили инвалидность. Самое массовое отравление произошло в 1980 году в Оренбурге. Местные жители похитили из неохраняемой железнодорожной цистерны большое количество метанола. В результате погибли более 50 человек, госпитализированы — сотни.