Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Дмитрий Лебедев/Коммерсантъ

ВИЧ в одиночной камере дорогого стоит

ВИЧ-инфицированный заключенный выиграл в ЕСПЧ дело против России

Полина Никольская

ВИЧ-инфицированный заключенный петербургского СИЗО выиграл в Страсбурге дело против России. Ему удалось доказать, что в «Крестах» не следили за состоянием его здоровья. Кроме того, Евросуд признал, что подозреваемого в покушении на мошенничество незаконно посадили в одиночную камеру. Теперь Россия должна выплатить заявителю около 1,55 млн рублей.

Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) обязал Россию выплатит 1,5 млн рублей ВИЧ-инфицированному заключенному, которому не было оказано своевременной и адекватной медицинской помощи в СИЗО. Решение по делу А. Б. против России (в документах ЕСПЧ не называются фамилия и имя заявителя из-за его положительного ВИЧ-статуса) было вынесено в четверг и обнародовано в пятницу.

Уголовное дело против заявителя по статье «покушение на мошенничество» было возбуждено 18 мая 2004 года в Санкт-Петербурге. В тот же день он был задержан и помещен в изолятор временного содержания. Через два дня заявитель по решению Куйбышевского районного суда Санкт-Петербурга был арестован и переведен в СИЗО «Кресты». 24 декабря 2004 года дело было передано в суд, но в итоге снова возвращено в прокуратуру. В суд материалы снова передали 14 мая 2005 года. Приговор был вынесен больше чем через год — в октябре 2006 года. Его приговорили к пяти годам и двум месяцам лишения свободы. Более двух лет, пока шло следствие и судебное разбирательство, заявитель находился под стражей. Он пытался обжаловать судебные решения о продлении ареста, но в итоге апелляции так и не были удовлетворены ни одним судом.

ВИЧ у заявителя обнаружили сразу после ареста — 20 мая 2004 года. До этого, в 1997 году, обвиняемому уже был поставлен диагноз «хронический гепатит С».

Как сказано в заявлении Страсбургского суда, состояние здоровья тогда еще обвиняемого А. Б. ухудшилось уже в октябре 2004 года: появились яркие признаки иммунодефицита, обострились хронические болезни, в том числе гепатит С. Заявитель обратился в медчасть изолятора. Но дополнительных анализов у него не взяли и лишь посоветовали принимать аспирин, папаверин и анальгетики. На возражения заявителя о том, что при его болезнях такого лечения будет недостаточно, обвиняемого поместили в одиночную камеру в крыло для арестантов, приговоренных к пожизненному заключению. При этом заявителю угрожали дальнейшими ухудшениями условий содержания. Через несколько месяцев, в январе 2005 года, заявителя перевели в другое крыло с ограниченным доступом. Камера, по его словам, больше напоминала карцер.

В новой камере не было отопления, температура в помещении опускалась до 7—10° С.

Здоровье заявителя в таких условиях стало еще хуже. Анализы у него по-прежнему не брали. Администрация СИЗО лишь увеличила в его обедах количество маргарина и сахара. Из лекарств заявителю по-прежнему предлагались только жаропонижающие и анальгетики.

Как пояснил «Газете.Ru» руководитель правозащитной организации «Агора» Павел Чиков, ВИЧ-инфицированным заключенным необходимо делать особый анализ крови на иммунитет-статус. Анализы должны сдаваться через определенный промежуток времени: стандарты, утвержденные Минздравсоцразвития, предполагают забор крови ВИЧ-позитивных не реже одного раза в год для определения иммунного статуса. В случае если состояние заключенного будет ухудшаться, ему следует назначить необходимую терапию. «А в результате что получилось: анализ сделали один раз, далее, основываясь на первичных данных, специального лечения заявителю не назначали. Нужно оно ему было или нет — никто в результате не узнал. Так как анализов, которые бы показали, ухудшилась его болезнь или нет, никто не взял», — говорит Чиков.

Российская сторона заявляла в суде, что условия содержания обвиняемого были приемлемыми, жалобы на условия содержания он не подавал ни администрации ФСИН, ни прокуратуре. В одиночную камеру, как указали представители России, заявителя пришлось поместить ради его безопасности: сообщники обвиняемого, по данным правоохранительных органов, ему угрожали.

Также российская сторона отметила, что заявитель регулярно получал должную медицинскую помощь.

В частности, у него брались обычные анализы крови, по которым, считает сторона-ответчик, можно было определить состояние здоровья обвиняемого.

«Его режим соответствовал его состоянию здоровья. В данном деле не было клинических признаков для прописания заявителю антиретровирусной терапии. Он не жаловался администрации следственного изолятора на состояние своего здоровья», — сообщали представители России.

Тем не менее судьи ЕСПЧ встали на сторону заявителя, который утверждал, что на недостаточную медицинскую помощь он жаловался администрации СИЗО несколько раз.

«Но официальных ответов не получал, равно как и письменных отказов на помещение его в больницу», — говорится в постановлении ЕСПЧ. В приеме в больницу СИЗО «Кресты» ему отказали устно. Администрация пояснила, что в больнице лежит и так слишком много ВИЧ-инфицированных заключенных. В больницу центрального отделения ФСИН, пояснили заявителю, могут ложиться только уже осужденные граждане. А на момент подачи жалобы заявитель имел статус обвиняемого.

Кроме того, Европейский суд постановил, что продолжительное одиночное заключение заявителя бесчеловечно и унижало его достоинство. Анализы крови, которые брали у обвиняемого, не способны обнаружить ВИЧ-инфекцию, поэтому не могли предоставить руководству СИЗО объективные данные о здоровье заявителя и развитии его болезни. О необходимости регулярных анализов у ВИЧ-инфицированных граждан говорят не только российские законы, отметил суд, но и рекомендации Всемирной организации здравоохранения. Доводы России о том, что учреждение ФСИН не имело соответствующего финансирования для проведения анализов на иммунитет-статус, ЕСПЧ также отклонил.

В результате суд признал нарушение Россией ст. 3 Европейской конвенции о правах человека и основных свобод (запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения).

А также п. 1 ст. 5 («Каждый имеет право на свободу и личную неприкосновенность. Никто не может быть лишен свободы иначе как в следующих случаях <...> и в порядке, установленном законом»), но только в период между 5 и 8 апреля 2005 года.

Россия должна выплатить заявителю около 1,55 млн рублей (27 тыс. евро в качестве компенсации морального вреда, а также около 10 тыс. евро компенсации судебных расходов).

Требования заявителя признать нарушенными его права по ст. 29 (решения о приемлемости жалобы и по существу дела) ЕСПЧ отклонил.

Нынешнее решение, по мнению экспертов, является прецедентным, потому что касается именно обследования арестантов, имеющих ВИЧ-статус, а не их лечения. По словам Чикова, с 2010 года за анализы арестантов, имеющих ВИЧ-статус, отвечает уже не Министерство здравоохранения, а непосредственно ФСИН. «Ситуация стала еще хуже, чем была. То есть ранее эти анализы делались в гражданских спеццентрах. Сейчас за них должен отвечать ФСИН. Но большинство наших изоляторов и тюрем не имеют необходимого оборудования для подобных тестов», — пояснил Чиков. По словам правозащитника, им приходится заключать договоры с гражданскими медицинскими центрами о проведении таких анализов и либо заранее просить выделять на это деньги из федерального бюджета, либо пользоваться средствами различных программ по поддержке ВИЧ-инфицированных граждан, которые есть не в каждом регионе.

Заместитель начальника УФСИН России по Татарстану Николай Матросов отмечал в разговоре с правозащитниками, что «на проведение анализов на договорной основе, по самым скромным подсчетам, необходимо около 7—8 миллионов рублей дополнительного финансирования в год». Всего в российских СИЗО и исправительных учреждениях, по данным «Агоры», содержатся 55 тысяч ВИЧ-инфицированных заключенных.

Чиков отметил, что ранее на сторону ВИЧ-инфицированного российского заключенного ЕСПЧ вставал, удовлетворив жалобу адвокатов бывшего вице-президента компании ЮКОС Василия Алексаняна.

Первое постановление в отношении жалобы Алексаняна Европейский суд по правам человека вынес 26 ноября 2007 года. В нем говорилось о необходимости поместить экс-главу ЮКОСа в специализированную клинику для лечения. 21 декабря 2007 года суд повторил свои указания и, кроме того, предложил российским властям создать двухстороннюю медицинскую комиссию, которая изучила бы состояния здоровья истца и назначила соответствующее лечение. На это правительство России ответило, что Алексанян получает необходимое лечение в центре содержания заключенных, а рассмотрение его состояния здоровья двухсторонней медкомиссией противоречит российскому законодательству. Затем Страсбург встал на сторону заключенного в 2008 году при рассмотрении следующей жалобы — тогда ЕСПЧ указал на то, что Россия нарушила несколько статей европейской Конвенции по защите прав человека и основных свобод. В частности, была нарушена ст. 3 (запрещение пыток и бесчеловечного или унижающего достоинство обращения), когда Алексаняну, у которого обнаружили СПИД и рак, не была оказана надлежащая медицинская помощь в тюремном изоляторе. Выявлены нарушения п. 3 ст. 5 (право на свободу и личную неприкосновенность) в связи с необоснованным долгим содержанием Алексаняна под стражей. Кроме того, исходя из постановления суда, имело место нарушение ст. 8 (право на уважение частной и семейной жизни) при обыске его дома. Европейский суд также отметил, что Россия не выполнила его предыдущие постановления, нарушив тем самым ст. 34 (индивидуальные жалобы).