Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Депутат Александр Сидякин
Депутат Александр Сидякин
Григорий Сысоев/РИА «Новости»

«В моей поездке не вижу ни одного нарушения закона»

Депутат Сидякин поведал о подробностях скандального вояжа в Антарктиду

Иван Комаров

Парламентарий Александр Сидякин, неожиданно исчезнувший в Антарктиде, а затем столь же внезапно найденный, наконец-то вернулся в Москву и приступил к работе. Путешественник поведал «Газете.Ru» о подробностях своего вояжа.

— Первый вопрос. Во сколько все-таки вам обошлась поездка?

— У нас нет точной суммы, мы ее не считали. Но те цифры, которые озвучивались журналистами, не имеют никакого отношения к действительности.

— У вас такая большая зарплата, что не знаете, во сколько обошелся ваш вояж?!

— Мой доход за прошлый год известен — 11 млн руб. (На сайте Госдумы указан доход Сидякина только за 2013 год — 11,7 млн руб. — «Газета.Ru»).

Приводятся какие-то цифры, которые журналисты обнаружили на сайте компании «Семь вершин», типа $40 тыс. (стоила поездка), нам обошлось это дешевле в разы.

Потому что мы не покупали весь тур, который можно было купить, когда тебя сопровождают, несут за тебя и ставят палатки, готовят тебе еду… Фактически мы оплатили только перелет из Пунта-Аренас (это южная точка Чили) в Антарктиду. И платили мы за восемь месяцев до поездки, курс был 30 руб. за доллар.

— Сейчас Россия переживает в финансовом плане далеко не лучшие времена. Вы не считаете, что истраченным деньгам, хоть вы и говорите, что это было не так дорого…

— Это мои деньги! Это мои личные деньги!

— …можно было найти лучшее применение?

— Я вообще считаю неэтичным, когда не только считают мои деньги, но еще и указывают, как мне их тратить.

— Я не считаю ваши деньги и не указываю вам. Меня всего-навсего интересует ваше мнение как депутата Государственной думы.

— Мое мнение таково:

это мои деньги, и я вправе потратить их так, как захочу. Я их законно заработал. Я их не украл и не поехал на бюджетные деньги в Антарктиду.

У нас была цель, мы не в первый раз водружаем флаг России над высочайшими вершинами континентов. Это был очередной этап, и мы будем продолжать и дальше. Я ни на минуту не сожалею о том, что я сделал. И если сейчас отмотать эту пленку назад, все было бы точно так же, только я взял бы с собой солнечные батареи в лагерь на 3700 метров. Мы их не взяли, потому что посчитали, что быстро заберемся на вершину и спустимся. А поскольку из нижнего лагеря в верхний нужно идти под углом 45 градусов по веревке и цепляться за нее жумаром, и нести рюкзак, в котором и палатка, и еда, и спальный мешок, и теплые вещи… Я посчитал, что нам хватит на два дня заряда батарей. Но мы забрались на гору, на спуске начался очень сильный ветер, и веревка обледенела. По соображениям безопасности, спуск был невозможен. И мы застряли на шесть дней на высоте 3700 метров. И у нас кончилась спутниковая батарея, с нами не было связи. Мы не вышли на связь, опоздали на самолет, и, как следствие, появился этот информационный скандал.

— Вы продолжаете настаивать, что этот скандал произошел из-за технических проблем, а не был спланированной пиар-акцией?

— Нет. Это был технический сбой из-за природных условий. Несмотря на то что в Антарктиде сейчас арктическое лето, солнце не заходит, но это не мешает появляться ветрам, и в зависимости от высоты температура, естественно, снижается.

Мы поднялись в относительно благоприятных условиях, но потом началась череда неудач.

Сначала Олег (Савченко, депутат Госдумы и спутник Сидякина в Антарктиде. — «Газета.Ru») повредил ногу ледорубом, и из-за этого мы были вынуждены задержаться на один день. И погодные условия продержали нас в ловушке. Возможности подзаряжать телефон не было, поэтому одна история переросла в другую…

— Во время вашего вчерашнего интервью на РСН проводился опрос, который показал, что 78% слушателей осудили ваш вояж.

— Когда мы были в эфире, 46% были за нас, а 54% — нет. А когда нас не было, против стали 78%. То есть, когда мы просто объяснили свою позицию, мнение слушателей изменилось. Да и реакция была совершенно другая, когда люди дозванивались.

— Несмотря на столь плачевный результат, вы все-таки считаете, что поездка не была ошибкой?

— Я не считаю, что эта была ошибка. Я не вижу ни одного нарушения закона, ни одного нарушения какой-то этической нормы.

За свои деньги я водрузил флаг России на высочайшей вершине высочайшего континента нашей планеты. Я горжусь этим.

И буду рассказывать об этом не только своим детям, но и детям, студентам, школьникам в Татарстане, куда буду приезжать. И не вижу за собой ни одного нарушения.

— В Крыму тоже есть горы, но финансовая поддержка региону очень нужна. Не планируете ли вы совершить подобное в Крыму?

— Во-первых, Крым — не мой регион, есть депутат, закрепленный за ним. Во-вторых, что касается моих поездок по России по горам, то я и на Эльбрусе был, и на Казбеке, и в июне я был на крымских горах во время своего летнего отпуска. На скалах Никиты, это поселок недалеко от Ялты. Но зимой там никто не занимается этими видами спорта. Что касается историй с моей поддержкой, журналисты об этом спрашивали, и этот вопрос справедливый, поверьте, я помогаю. В своем регионе у меня есть свои собственные благотворительные программы, детским домам помогаю. Детей привожу в Москву и вывожу их на рафтинги (спортивный сплав по горным рекам и искусственным гребным каналам на 6-, 4- и 2-местных надувных судах. — «Газета.Ru»). Все делаю.

То есть все эти программы — это помимо того, что я делаю с патриотической точки зрения на высочайших вершинах всех частей света.

— Вы ставили в известность кого-либо в парламенте о своих планах поездки в рабочее время?

— Мы не планировали ехать в рабочее время. Не пла-ни-ро-ва-ли.

Мы выехали 2 января, а 14-го планировали быть в Москве. Цепь технических случайностей привела к тому, что мы задержались.

— Но вы же могли предположить такое развитие сюжета, все-таки вы поехали в Антарктиду.

— Да. Мы предупреждали всех.

— Всех?

— Да. В неформальном режиме, конечно. Это не было как заявление. Хотя мы даже оставили объявление в декабре, что если мы задержимся, чтобы наши помощники дали им ход, и нам зачли это время как взятое за свой счет.

— По вашим словам, за время вашего отсутствия вам не будет выплачиваться зарплата. А какая это сумма?

— Я не знаю. Посчитайте сами. Мы пропустили неделю пленарных заседаний.

— Вы говорили, что в ваших планах есть покорение Эвереста и горы Белуха на Алтае. Когда вы планируете это совершить и нет ли вероятности, что «антарктическая» история повторится вновь?

— Давайте мухи — отдельно, а котлеты — отдельно. Есть такая программа — «Семь вершин». Это семь высочайших вершин семи частей света, в том числе и Эверест. Это отдельная программа, я обязательно ее «дожму» и буду ее реализовывать. Есть другие горы, на которые я хожу и водружаю флаг. Это российские горы. Я был на разных высотах, и в Северной Осетии, и в Кабардино-Балкарии… И пойду на Белуху. Но на нее ходят летом, потому что это тяжелая лесистая гора, находится в Сибири. Постараюсь уделить восхождению на эту гору какой-нибудь промежуток в августе, если получится — во время своего отпуска. А что касается Эвереста, там посложнее история. Восхождение на нее рассчитано на более длинный срок. Буду действовать, исходя из возможностей.

— Почему во время поездки в Антарктиду вы воспользовались услугами американской фирмы, а не российской?

— Мы заключили договор с российской компанией «Семь вершин». То, что это была иностранная компания, не соответствует действительности на 100%. У меня есть договор, можно позвонить президенту этой компании и все проверить.

Я совершенно с открытым забралом говорю вам: все это фальшь! Как фальшь и то, что мы нарушили какой-то закон о порядке посещения Антарктиды. Антарктида объявлена нейтральной территорией.

В соответствии с международными соглашениями любая коммерческая деятельность на ее территории запрещена всеми участниками международной конвенции 1960 года. Россия является участником, и в продолжение взятых на себя обязательств принята статья в Кодексе об административных правонарушениях, в соответствии с которой коммерческая деятельность в Антарктиде запрещена. Но, извините меня, я не считаю (я по образованию юрист, кандидат юридических наук) коммерческой деятельностью водружение российского флага на вершину горы.

— Скажите, а если обычный гражданин, не депутат Госдумы, найдет необходимую сумму денег, он сможет посетить Антарктиду?

— Да, конечно. Можно добраться разными способами, очень много курсирует паромов. Они не очень дорогие. Но ведь вы сейчас опять начнете меня поклевывать. Понятно, что у каждого разные понятия о дороговизне. На пароме можно добраться и от Фолклендских островов, за которые спорят Аргентина и Великобритания, из Новой Зеландии также ходят паромы. Но то, куда зашли мы с Олегом, — гора пик Винсона, туда можно долететь только одним-единственным способом — из города Пунто-Аренас на самолете Ил-76 (которым управляет команда наших российских летчиков), на чилийский аэродром в Антарктиде, который называется Юнион Глетчер. Этот путь можно проделать, добраться до Пунто-Аренаса можно регулярными рейсами, а оттуда именно таким способом. За это придется заплатить, это единственный расход, от которого вы не сможете уклониться. И когда мне говорят, что мы заплатили 40 тыс. долларов — это не соответствует действительности. Есть базовая сумма, она в разы меньше чем эта, столько стоит перелет, по-другому туда не добраться. А остальное зависит от тебя. Мы с Олегом, например, брали с собой свои спальные мешки, палатки, я даже гречку покупал в России, потому что в Чили ее не купишь. А на территории Чили мы закупали сухие супы, чаи, сухофрукты, орехи… Мы все это тащили на себе, и это не стоит тех денег, которые назывались и о которых говорит пресса. Если брать массажистов с собой, фотографов личных, конечно, это обойдется в копеечку.

— Но вы так и не называете истраченную сумму… Во сколько все-таки обойдется подобная поездка среднестатистическому гражданину?

— Ну,

вы меня все-таки не равняйте… Всех не равняйте под среднестатистических граждан.

Понятно, что сейчас вы можете мне привести среднюю зарплату по стране. Но ведь в данном случае нельзя соизмерять… Для меня это бесценно! И я готов за такие вещи платить.

Напомним, что 14 января Сидякин и Савченко штурмовали самую высокую точку Антарктиды и одну из семи высочайших вершин мира — пик Винсона. А тем временем россияне читали панические известия о том, что с российскими законотворцами, действительно находящимися на самом южном материке планеты, пропала всякая связь. Днем стало ясно, что с депутатами все в порядке. Однако попутно выяснилось, что они обошли закон, требующий от россиян получать в Росгидромете разрешение на деятельность в Антарктике.

Пикантность этому добавлял факт, что Сидякин и Савченко сами голосовали за данный законопроект, принятый два года назад.