Новости

Когда и почему могут подешеветь авиабилеты

Глава Эмирейтс в России и СНГ сообщил, что отрасль восстанавливается медленнее прогнозов

Слушать
Остановить
Сегодня авиаотрасль не вышла даже на безубыточность, ее восстановление идет ниже прогнозов международной ассоциации воздушного транспорта IATA, сообщил директор авиакомпании Эмирейтс в России и СНГ Вадим Бесперстов в интервью «Газете.Ru». 2021 год, по его словам, проходит для сферы не так мягко, как ожидалось — стабилизация цен на авиабилеты ожидается только через год-два. Сегодня основная цель, которая стоит перед индустрией — свести все организационные моменты, связанные с ковид-ограничениями, к минимуму, уверен он.

«Если тарифы будут низкими, то рейсы выкупят сразу же на 100%»

— Мы уже полтора года наблюдаем высокие тарифы на авиабилеты за рубеж. Как они формируются в условиях пандемии?

Они формируются не из расходной составляющей, а исключительно исходя из рыночной ситуации: динамика спроса и предложения. Сейчас достаточно много обсуждений, как изменятся тарифы после того, как пандемия пойдет на спад, и будут открываться новые направления. Многие опасаются, что тарифы сильно вырастут. Я могу сказать, что если есть прямая зависимость, то она, скорее, определяется количеством доступных рейсов, количеством провозных емкостей со стороны перевозчиков.

Давайте, я приведу какие-то примеры. Как вы знаете, в настоящий момент введены ограничения, и, если между какими-то странами разрешен один рейс в неделю, спрос на этот один единственный рейс будет огромным, и авиакомпании просто вынуждены вводить очень высокие тарифы. Просто для того, чтобы у людей была возможность улететь. Потому что, если тарифы будут низкими, то рейсы выкупят сразу же на 100%. И те, кому очень сильно надо улететь, не смогут это сделать.

Есть обратная ситуация, когда ограничений между странами нет, количество частот никак не ограничено. И что мы видим? Тарифы тут же моментально идут вниз, и зачастую даже оказываются на уровне 2019 года либо ниже 2019 года. Поэтому да, расходы влияют, безусловно, на тарифы. Но их влияние, скорее, отложенное, оно распределяется в какой-то долгосрочной перспективе. В целом же тарифы — это в первую очередь производная от доступных провозных емкостей. И тут все во многом зависит от решений, которые будут принимать правительства.

— То есть от того, будут ли открывать границы?

Если правительства будут открывать границы, разрешать больше частот, тарифы будут идти вниз. Если границы будут по-прежнему на замке, количество частот будет ограничено. Сейчас между Москвой и Дубаем разрешено семь рейсов в неделю: семь рейсов для российской стороны, семь рейсов для стороны Арабских Эмиратов. До пандемии у нас не было вообще ограничений по частотам, Эмирейтс летала от 2 до 3 раз в день между Москвой и Дубаем, плюс ежедневный рейс из Санкт-Петербурга в Дубай.

Как вы видите, сейчас предложение ограничено примерно в 3 раза, и, конечно, это оказывает определенное давление на тарифы. Если таких ограничений не будет, то, конечно же, тарифы будут доступнее.

— Когда мы вернемся к адекватным ценам на билеты?

Сейчас перелеты внутри России очень доступные. Они стоят так, как стоили в самый низкий сезон в допандемийные времена. Лететь сейчас куда-то по России стоит так дешево, как не стоило, наверное, в последние 20 лет. Почему так случилось? Потому что границы закрыты, все самолеты, которые есть в российских компаниях, используются на внутреннем рынке. Как только границы будут открываться и авиакомпании получат возможность больше летать между Россией и другими странами, цены на международные перелеты пойдут вниз. Вы это увидите сразу же.

Я думаю, что будет какой-то период — может быть, год, может быть, два — когда спрос и предложение будут возвращаться к своему балансу, и в это время международные перелеты скорее всего будут стоить дороже, чем они стоили раньше, именно потому что они ограничены.

«Формируется несколько макрорегионов»

— Многие правительства сейчас поддерживают авиаотрасль. Достаточна ли эта поддержка?

Знаете, исторически мы были против поддержки со стороны правительств в пользу авиакомпаний. И за 30 лет истории мы всегда были не реципиентом, а донором для правительства Арабских Эмиратов. То есть мы выплачивали дивиденды нашему правительству. Мы не получали помощь от него.

Но 2020 год, он, конечно, был исключительным, и без поддержки правительств туристическая отрасль в целом и авиакомпании в частности не смогли бы пережить эту ситуацию, это настоящий форс-мажор.

То, что делает правительство России – нас эта помощь не касается, мы относимся к Арабским Эмиратам. Но та помощь, которую оказало российское правительство своим авиакомпаниям, она среди отраслевых экспертов считается одной из лучших. Речь как о прямых субсидиях — это касается «Аэрофлота» — так и косвенных, когда субсидировались линии, и местные авиакомпании имели возможность получить помощь.

Я могу сказать, что помощь авиакомпаниям вернется правительствам сторицей, потому что известно, что туристическая отрасль, каждый рубль, вложенный в нее, он возвращается многократно путем создания рабочих мест, путем увеличения валового продукта, путем налаживания деловых связей.

— Как отличаются темпы восстановления авиаотрасли в разных странах?

На мой взгляд, сейчас ситуация в мире абсолютно уникальная, такой не было никогда. У нас формируется несколько макрорегионов, внутри которых ограничений на полеты практически нет. Это, например, Северная Америка, Европейский Союз, Китай со своим внутренним рынком, Австралия и Новая Зеландия, Россия, и Турция, которые образовали свои кластеры, внутри которого нет ограничений на перелеты. Дубай в этом смысле совершенно стоит в стороне, потому что Арабские Эмираты открыты для полетов со всего мира — если есть какие-то ограничения, они со стороны как раз других стран находятся.

Страны открываются самым непредсказуемым образом. Причем, к сожалению, есть и обратный процесс, когда страна открылась, а через какое-то время она принимает решение закрыться обратно. Изменения происходят ежедневно. Из положительного — Дубай открыт, туда можно всем российским гражданам спокойно лететь, нужен только ПЦР-тест, ничего другого. Из наших направлений открыты и большим спросом пользуются Мальдивы, Сейшелы. Мы очень рады, что открывается Маврикий для российских туристов. К сожалению, полностью пока что закрыта Азия, я имею в виду такие популярные направления, как Таиланд, Малайзия, Индонезия.

— Как восстанавливается авиаотрасль в целом?

По прогнозам IATA, Международной ассоциации воздушного транспорта, к 2019 году мы вернемся не раньше, чем в 2023 году. И прогноз по восстановлению отрасли на 2021 год был на уровне 50%. На мой взгляд, мы идем ниже этого прогноза. Я думаю, что мы отстаем в восстановлении.

Почему так происходит? Из-за появления новых штаммов. Правительства вынуждены закрывать границы. Австралия и Новая Зеландия сокращают перелеты. Мы не видим пока положительной динамики, чтобы Евросоюз увеличил авиасообщение с другими странами. Россия в этом смысле один из самых интересных примеров. У нас количество направлений, открытых для россиян — одно из самых больших. Поэтому ожидания такие, что мы вернемся на более-менее нормальный уровень в 2023-2024 годах.

К сожалению, 2021 год идет не так мягко, как мы надеялись. Основная проблема — вакцинация. И мы в России это видим очень хорошо. К сожалению, люди не хотят вакцинироваться, и это не дает сбить очередную волну заражений. Соответственно, другие правительства, они все ориентируются на количество заражений на 100 тыс. населения. И, когда цифры растут, вводятся новые ограничения.

«Отрасль не вышла даже на безубыточность»

— Можете ли вы оценить, сколько к этому часу потеряла отрасль и конкретно ваша компания из-за коронакризиса?

Отрасль потеряла примерно $50 млрд. Это чистый убыток. При этом потеря выручки была полтриллиона долларов. Эмирейтс недавно опубликовала годовой отчет – это был первый убыточный год больше чем за 30 лет работы компании. Убыток составил почти $6 млрд. И пока что вся отрасль находится, что называется, в «красной зоне», что означает, что она не вышла даже на безубыточность. Будем надеяться, что к концу 2021 года ситуация все-таки начнет улучшаться.

— Как во время пандемии и коронакризиса поддерживается персонал?

Что касается сотрудников, безусловно, мы пережили очень сложный период. Особенно в апреле-мае 2020 года, когда все перевозки были остановлены. К сожалению, мы все же были вынуждены принять трудное решение по сокращению нашего штата в связи с сокращением операционной деятельности. Но с осени 2020 года, все, кто остался в компании, работают с полным окладом.

— Планируются ли какие-то нововведения в части антикоронавирусных мер?

Сейчас в процессе поездки следует сдать тест перед вылетом или по прилете либо предоставить сертификат о вакцинации, если требуется. И основная цель, которая стоит перед индустрией — свести все эти организационные моменты к минимуму. Для того, чтобы когда вы приехали в аэропорт, вы могли отсканировать QR-код или показать приложение, в котором есть уже вся информация об этом.

Сейчас есть инициатива стран IATA – Travel Pass. Это приложение, которое будет объединено с правительственными базами, вашими данными о прививке и данными о ПЦР-тестах. И когда вы приедете в аэропорт, вы просто покажете QR-код и пройдете спокойно на посадку. Таким образом вы сэкономите огромное количество времени в самом аэропорту.

«Пхукет будет следующим большим направлением»

— Какие направления сегодня наиболее актуальны?

Наш дом и главный транспортный хаб – Дубай – остается очень популярным направлением для российских туристов. Другие популярные направления среди россиян – Южная Африка, Занзибар и Мальдивы. На Мальдивах сейчас россияне по объему туристов иногда на первом месте среди всех остальных стран. Также это Сейшелы и вот Маврикий, который постепенно открывается для туристов. Очень ждем, что Пхукет откроется — пока что он открылся очень ограниченно, и «Спутник V» там еще пока не обозначен в списке признанных вакцин. Но мы думаем, что это произойдет, и тогда, конечно, Пхукет снова станет большим направлением.