Новости

«Нужно подумать об ужесточении ответственности за кибербуллинг»

В России число случаев интернет-травли детей выросло на 30% за третий квартал 2021 года

Буллинг детей в соцсетях усиливается: в третьем квартале 2021 года резонансных случаев интернет-травли несовершеннолетних было на 43% больше, чем за весь 2020 год. При этом большой всплеск сетевой агрессии пришелся на нерабочие дни. В Госдуме заявили о возможности ужесточения наказания за кибербуллинг.

«Родители не осознают реальной опасности»

В российском сегменте социальных сетей усиливается травля детей и подростков, свидетельствуют данные мониторинга центра «Безопасность 2.0» Российского фонда мира (РФМ) (есть в распоряжении «Газеты.Ru»).

«В третьем квартале 2021 года эксперты мониторингового центра зафиксировали рост случаев кибербуллинга, имеющих широкий общественный резонанс. Так, количество выявленных эпизодов сетевой травли возросло более чем на 30% относительно показателей второго квартала этого года»,

– сообщила «Газете.Ru» руководитель Центра, первый вице-президент РФМ Елена Сутормина.

Ранее она сообщала, что во втором квартале этого года по отношению к первому количество громких случаев интернет-травли также увеличилось на 30%.

«Показатели третьего квартала на 43% выше суммарного количества эпизодов онлайн-травли, выявленных за весь 2020 год», – добавила Сутормина.

По данным мониторинга, эпизоды буллинга были выявлены на всех крупных интернет-площадках, пользующихся популярностью у подростков и детей – «ВКонтакте», TikTok, Instagram и YouTube. В топ-5 российских регионов по наибольшему количеству случаев сетевой травли вошли Москва, Московская область, Санкт-Петербург, Приморский край и Крым.

«Проблема кибербуллинга есть, и мы ее видим. Буквально вчера к нам обратились родители ребенка, которого избили, и он попал в больницу. Это все длилось около года, причем администрация школы и учитель не реагировали на обращения родителей, причину пытались искать в самом ребенке, что категорически недопустимо. А началось все как раз с травли в интернете», — сказала исполнительный директор Национальной родительской ассоциации (НРА) Лариса Санатовская.

Однако в последнее время, профильные ведомства взяли ситуацию на контроль, и это положительная тенденция, подчеркнула она.

«После вступления в 2021 году в силу законодательных поправок, обязывающих социальные сети самостоятельно выявлять и блокировать противоправную информацию, интернет-платформы стали гораздо быстрее реагировать на жалобы и удалять опасный контент», — отметила Елена Сутормина.

Самой большой проблемой в вопросе кибербуллинга вице-президент РФМ назвала то, что «многие родители не осознают его реальную опасность для здоровья ребенка».

Необходима серьезная просветительская работа со школой и родительским сообществом, считает она.

«Призвать обидчика к ответственности очень сложно»

«Нападению через интернет-пространство сложнее противостоять, потому что не всегда понятно, кто на той стороне, один он или их несколько. Когда буллинг происходит через конкретного человека, с которым у ребенка есть динамика взаимоотношений, какая-то история, можно попытаться объяснить, почему это происходит и повлиять на ситуацию. Если ребенок сталкивается с не персональным или не персонифицированным нападением, здесь сложнее, потому что человек в интернет-коммуникации может позволять себе намного больше агрессии и в словах, и в угрозах, чем в реальности», — объяснила психотерапевт Анна Чернигова.

В сети, по ее словам, часто не срабатывают социальные установки и ограничения. В итоге ребенок сталкивается с агрессией, источник которой не понятен, и ему сложно выбрать сценарий поведения, который бы помог ему справиться с ситуацией.

«Даже законодательное пространство в этой области очень размыто, и призвать обидчика к ответственности очень сложно. Ребенок чувствует себя менее защищенным, чем при реальном конфликте, который можно конкретизировать», — добавила специалист.

О введении ответственности за интернет-травлю задумываются и в Госдуме.

«Я считаю, что с одной стороны здесь нужно подумать об ужесточении ответственности за кибербуллинг, с другой стороны — мы (профильный комитет ГД – «Газета.Ru) давно бьемся, чтобы модернизировать курс цифровой грамотности в рамках школьного куса ОБЖ, например, и отдельно посвятить блок кибербуллингу – как себя вести, что делать родителям, учителям, детям»,

— заявил зампред думского Комитета по информационной политике Антон Горелкин.

«Дети – индикатор состояния семьи»

По данным мониторинга РФМ, большой всплеск кибербуллинга – на 40% осенью — пришелся на нерабочие дни. Елена Сутормина связала это с тем, что многие дети оказались предоставлены сами себе, имея при этом полный доступ к сетям.

«Могу предположить, что это связано с социальной обстановкой, в которой сегодня живет население. Возросшее эмоциональное напряжение родителей очень сильно отражается на детях. Дети – это всегда индикатор состояния семьи», — в свою очередь отметила психотерапевт Анна Чернигова.

Из-за пандемии, ограничений и экономических проблем, связанных с ней, взрослые живут в состоянии постоянного стресса и неопределенности, пояснила она.

«Эмоциональное напряжение возрастает по экспоненте, и мы будем сейчас видеть все больше нервных срывов, депрессивных проявлений. И как симптом системы, мы будем видеть неадекватное поведение у детей в социальных стратегиях», — добавила эксперт.

По словам психотерапевта, в семье важно выстраивать доверительные отношения. Если ребенок чувствует, что взрослый — это авторитет и гарант безопасности, то он сам расскажет о буллинге.

«Если говорить о том, как это выглядит со стороны: ребенок становится более нервозным, замыкается в себе, перестает хотеть идти в школу и взаимодействовать с одноклассниками. Это первые симптомы, по которым можно понять, что что-то не так. Дети заинтересованы в том, чтобы поделиться переживаниями, если уверены в том, что встретят адекватную реакцию со стороны родителей», — объяснила Чернигова.

Маме или папе ребенка, столкнувшегося в кибербуллингом, прежде всего, важно эмоционально поддержать его, уточнила психотерапевт. Необходимо объяснять детям, что кто бы не был виноват в конфликте, буллинг — это не нормально.

«Чаще всего в такие ситуации попадают дети, которые имеют слабые собственные эмоциональные границы, у которых не выстроен нормальный контакт со здоровой агрессией. Как правило, это дети из семей, где родители позволяют себе агрессивное поведение, или, наоборот, где родители не способны защитить свои границы», — рассказала она.

Семья, отметила Чернигова, должна обсудить происходящее и предпринять шаги, которые помогут решить проблему. Однако изолировать ребенка и полностью ограждать не стоит – это социальный опыт, который поможет ему справляться с конфликтами в будущем.

Загрузка