Денисов празднует заброшенную шайбу
Денисов празднует заброшенную шайбу
ИТАР-ТАСС

«В НХЛ мне уже поздно»

Интервью защитника ЦСКА Дениса Денисова о Джоне Торчетти, скорой Олимпиаде и Викторе Васильевиче Тихонове

Семен Зигаев

Защитник ЦСКА и сборной России Дениса Денисов в интервью «Газете.Ru» рассказал о шансах на поездку в Сочи, болельщиках, Илье Ковальчуке и Павле Дацюке, а также о новом тренере Джоне Торчетти.

Защитник Денис Денисов, став год назад чемпионом мира, вернулся в родной ЦСКА, воспитанником которого считается, несмотря на то что начинал играть в Твери. Проведя сезон на высоком уровне, защитник удостоился вызова в олимпийскую сборную, которая будет готовиться к играм в Сочи. Накануне старта нового сезона корреспондент «Газеты.Ru» встретился с Денисом, чтобы вспомнить былое, а также поговорить о грядущих стартах.

— Денис, вас включили в список кандидатов на поездку на Олимпиаду 2014. Как расцениваете шансы поехать в Сочи?
— Я очень рад, что меня включили в этот список, ведь любой спортсмен всегда мечтает поехать на Олимпиаду и победить. Все ребята, кто попал в число кандидатов, сделают все, чтобы поехать в Сочи. А в феврале 2014-го Зинэтула Билялетдинов решит, кто достоин представлять нашу страну на льду. Поэтому говорить о шансах рановато, надо тренироваться, играть на максимуме.

— В одном из интервью вы сказали, что в девять лет в хоккей вас привели родители, когда вы переехали в Тверь. Папа — военный, поэтому ЦСКА, наверное, главная причина, да?
— На самом деле, нет. Конечно, получилось так, что благодаря родителям стал заниматься спортом — и прежде всего хоккеем. Они всегда меня поддерживали и продолжают до сих пор. Наравне с моей женой, детьми родители — самые яростные болельщики. А ЦСКА… В стан красно-синих попал волею судьбы. Виктор Васильевич Тихонов позвал меня в основную команду, когда мне было 15–16 лет. Можно сказать, он дал мне путевку в жизнь и в большой спорт. Я уже созрел как игрок к 30 годом в моральном и физическом плане — по идее, сейчас должен быть пик формы. Хотел просто отблагодарить тех людей, которые дали мне этот шанс.

Огромное спасибо Виктору Васильевичу: сами понимаете, в 15–16 лет не каждому дано попасть в первую команду, а он что-то во мне увидел и дал шанс — низкий ему поклон за это.

— Когда вы оказались в ЦСКА, то вас пригласили в «Баффало». Почему не остались в НХЛ?
— И тут я снова хочу поблагодарить Тихонова. В те годы он сказал, что видит во мне потенциал, и посоветовал остаться в России. Учитывая, сколько он для меня сделал, я послушал его и не сомневался в том, что надо остаться.

— Но это было в юности. Сейчас не появлялось желание попробовать себя за океаном?
— Иногда говорят — вроде как рано, а сейчас я, наверное, скажу — уже поздно.

— Вы поиграли во многих командах. Нравится переезжать?
— Я менял команды, основываясь на профессиональном росте. Я всегда считал, что если ты хочешь вырасти как профессионал, то должен много и упорно работать. Поэтому до сих пор думаю, что только так надо относиться к спорту — работать на всю катушку, ведь нет предела совершенству. Мне повезло: где бы я ни играл, болельщики меня уважали и поддерживали.

— Иногда матчи хоккейного ЦСКА совпадают с поединками футбольными. Обидно, что из-за этого меньше болельщиков на трибунах?
— Я не большой знаток болельщицких душ. Наверное, кому-то нравится хоккей, другим — футбол, третьим — баскетбол. Все люди разные, каждому свое. Поэтому наша команда будет работать, чтобы приобрести именно хоккейных болельщиков.

— Не могу не спросить. Как относитесь к возвращению Ковальчука?
— У каждого своя голова, и каждый знает, что для него лучше. Он принял такое решение.

Я уверен: это обдуманное решение, его Илья не принимал впопыхах.

Если он считает, что ему и его семье здесь будет лучше, то я только приветствую его решение. Я знаю Илью очень давно, мы оба из Твери, вместе занимались в спортивной школе и играли в одной пятерке.

— Не пробовали его в ЦСКА переманить?
— Это уже не мое дело (смеется).

— В прошлом сезоне во время локаута в ЦСКА приезжал один из лучших игроков НХЛ — Павел Дацюк. Расстроились, когда ему пришлось уехать?
— Считаю Дацюка великим хоккеистом. Он не просто классный игрок, он еще и великолепный человек. Вокруг Паши сплачивается коллектив. Очень светлый и положительный парень. Естественно, когда закончился локаут, то не только я, но и другие наши ребята почувствовали потерю.

— Во время чемпионатов мира по хоккею в сборную подтягиваются хоккеисты из НХЛ. Относятся ли они к остальным с пренебрежением?
— Нет, в нашей сборной такого не бывает, ведь все мы едем на турнир защищать честь нашей страны.

— В прошлом сезоне армейцы уступили в плей-офф Кубка Гагарина будущему победителю – «Динамо». Чего не хватает армейцам, чтобы вернуть былую славу времен СССР, когда красно-синие были сильнее всех?
— Тот ЦСКА строился не за один год.

В те далекие времена была особая система, за счет чего армейцам удавалось собирать под знамена всех сильнейших.

Сейчас команда идет в правильном направлении: новые приобретения, Алексей Морозов приехал к нам. Думаю, только игрой и результатами мы сможем доказать всем людям, что команда ЦСКА возвращается в лидирующую группу. Мы хотим вернуть болельщика на трибуны.

— Раз уж вспомнили о Морозове: успели потренироваться с ним?
— Вообще-то я с ним играл раньше (смеется), так что я хорошо знаю, что это за игрок. Мастерство, как говорится, никуда деться не может. Поэтому говорить ничего не буду, Алексей сам все расскажет и покажет на льду.

— Расскажите, пожалуйста, о новом тренере Джоне Торчетти. Какое самое яркое впечатление в связи с приходом иностранного специалиста?
— У Торчетти совершенно другой подход к тренировочному процессу, к тем же занятием на льду и вне его. Какой подход лучше? Трудно сказать — во время сезона увидим, ведь только результаты команды покажут, чего мы стоим.