«Трусова хорошо раскрывает страшную историю Фриды, она такой же боец»

Бетина Попова: новая программа Щербаковой — это козырь в рукаве штаба Тутберидзе

Слушать
Остановить
Чемпионка Универсиады по фигурному катанию, а ныне хореограф-постановщик Бетина Попова в интервью «Газете.Ru» оценила выступление Александры Трусовой в страстном образе Фриды Кало, предположила, какой сюрприз приготовил тренерский штаб Этери Тутберидзе в новой программе Анны Щербаковой, объяснила, почему не стоит обращать внимание на ошибки Трусовой и Алены Косторной на тройном акселе, восхитилась глубоким женским образом Елизаветы Туктамышевой, и рассказала, чем ее поразили выступления мужчин-одиночников и уличные танцы на открытых прокатах сборной России.

— Можем начать разговор с Елизаветы Туктамышевой, с которой вы близко дружите. Как оцените ее новую короткую программу под танго Oblibion Астора Пьяццолы?

— Да, давайте начнем с Елизаветы, всегда приятно с нее начинать (смеется). Мне понравилась Лиза — ее форма и программа. Этот стиль очень ей подходит, она в нем органична, Лизу в этом стиле знают. Мы видим ее в таком образе не первый год, но он не стал обыденным. Лиза просто чувствует его, и программа смотрится очень хорошо.

Мне также нравится костюм Лизы — очень красивый, я его еще немного видела раньше. В общем, Лизка на меня произвела хорошее впечатление.

— Туктамышева отметила после проката, что хотела показать глубокий женский образ. Насколько хореографу-постановщику Илье Авербуху удалось реализовать эту задумку в программе?

— На мой взгляд, это удалось в полной мере. Кому как не Лизе показывать женские образы. Как у нас принято говорить, зрелое женское катание (смеется). Это целиком и полностью про Лизу, зреложенское — это все ее (смеется). Она выглядит максимально органично в этой программе. И ощущения от программы только положительные.

Да и все девчонки сегодня произвели на меня очень положительное впечатление. Понятное дело, что это открытые прокаты, и у фигуристов еще не должна быть идеальная форма. На пик нужно все-таки выходить к турнирам, а открытые прокаты созданы именно для того, чтобы посмотреть, насколько готовы новые программы и какие постановочные ошибки там могут быть.

Элементы у девчонок, насколько я поняла, все на месте. Даже если у кого-то что-то не получилось, то это пока неважно, потому что открытые прокаты — это тестовый режим прогона программ перед зрителями, чтобы помочь спортсменам и их тренерским штабам разобраться с ошибками и успеть исправить их до начала турниров.

— Александра Трусова показывает в короткой программе латиноамериканскую страсть в образе Фриды Кало. Даниил Глейхенгауз говорил, что в этой программе есть «страсть, переживания, измена». Удалось ли Трусовой воплотить все это на льду?

— Могу сказать точно, что Саша с каждым годом приобретает именно в презентации. Она взрослеет. Мы видим, что она развивается как спортсменка, как артистка на льду, и что даже какие-то движения рук становятся более осознанными, более дотянутыми, более яркими. Для меня это уже сейчас выглядит хорошей программой. Понятно, что она немножко сыровата и еще будет развиваться по ходу сезона, улучшаться и нарабатываться.

Но уже видно, что это очень взрослая программа и что Саша с ней, слава богу, справляется.

Ей этот образ очень подходит, поскольку Фрида — это очень сильная женщина, с очень непростой историей, страшной-страшной! И Трусова хорошо раскрывает это. Она такой же боец, и ей это действительно подходит.

— Алена Косторная катается под блюз I Am The One в исполнении Бет Харт. Даниил Глейхенгауз говорил, что она давно ждала программу именно под блюз. Насколько ей подходит эта музыка?

— Так как сейчас олимпийский сезон, наставники стараются найти для своего спортсмена лучший образ, в котором он только может себя проявить. И тренерский штаб Этери Тутберидзе с этим справился. Кому как не Алене катать блюз? С ее мягким, совершенно кошачьим скольжением блюз — это полностью ее тема. Она прямо максимально может передать блюз именно своим скольжением — не только какими-то движениями рук, взглядами и энергетикой, а именно скольжением. И да — она очень хороша.

— В короткой программе Косторной и Трусовой не удалось исполнить чисто тройной аксель. Насколько неудачно сделанный элемент в самом начале повлиял на восприятие программы?

— Я, как бывшая фигуристка, понимаю, что на открытых прокатах прыжки — это не самое главное, на что нужно осмотреть. Поэтому я старалась полностью абстрагироваться от технической части и смотреть именно на программы. Сейчас незачем вообще думать о прыжках — сорванных или не сорванных. Сейчас нужно смотреть именно на образы. И образы, даже несмотря на некоторые помарки, видны. Понятно, что это очень удачные программы и они идут девочкам. И это самое главное.

— Анна Щербакова решилась на эксперимент — в короткой программе она предстала боевой восточной девушкой. Как оцените этот новый образ?

— Вообще у меня есть давняя мечта — увидеть Аню в какой-то быстрой, танцевальной программе. Я смотрела ее детские программы, где она катала, кажется, «Танец маленьких индейцев» и «Розовая пантера». Такие веселые, активные, более танцевальные номера.

Поэтому я не скажу, что ее новая программа — это прямо эксперимент. Скорее, это козырь, который штаб Тутберидзе держал в рукаве.

Они знали, что у Ани есть такая способность раскрывать разные образы и держали ее специально для олимпийского сезона, чтобы для всех это было неожиданностью. А для тренерского штаба Тутберидзе это, конечно, не сюрприз, потому что они знают Аню вдоль и поперек — все ее сильные и слабые стороны. И в этой программе они смогли показать, что Аня бывает разной, и ей это очень идет.

Я считаю, что это очень хороший шаг в олимпийском сезоне — показать новую сторону уже сильного, известного, состоявшегося спортсмена.

Камила Валиева выступала в лиричном образе, более привычном по прошлому сезону. Максим Траньков сказал, что даже заплакал на ее выступлении. А у вас какие эмоции вызвала эта программа?

— Программа очень нежная получилась. Правда, такая лиричная, трогательная. Камила — прекрасная актриса на льду, она умеет погрузить зрителя в образ, в программу. Когда смотришь на Камилу, иногда теряешь счет времени и не понимаешь, сколько идет программа. У меня сейчас было именно так: я просто в моменте наслаждалась тем, что она делает. На Камилу всегда приятно смотреть. У нее красивые и длинные линии, она максимально создана для льда. Программа у нее тоже удачная.

— Если говорить о спортивных парах, то необычную и тоже трогательную программу представили Евгения Тарасова и Владимир Морозов.

— Я уже смотрела прошлую короткую программу Жени и Вовы, где они катались под «Лунный свет», и уже тогда было видно, что ребята в отличной форме. Насколько я понимаю, эта программа — оммаж на творчество балета на льду, который был создан, если я не ошибаюсь, Михаилом Белоусовым. Там был номер «Галатея», хореографом которого была Ольга Воложинская. И мне кажется, ребята вдохновлялись именно этим. Для меня сегодня они выглядели самой мастеровитой парой, которая показала очень высокий уровень катания.

— В этой программе очень чувствуется стиль постановщика Даниила Глейхенгауза. Примерно в таком же настроении катаются и одиночницы группы Тутберидзе.

— Да, у Даниила за эти годы сложился свой почерк, узнаваемый с первых секунд программ (смеется). И всегда можно определить, что ставил Даня — у него есть авторские наработки, которые ни с чем другим не спутаешь. Но это и хорошо.

Александра Бойкова и Дмитрий Козловский выступали под «Лебединое озеро» Чайковского. Очень сильная, торжественная музыка. На ваш взгляд, справились ли с ней фигуристы?

— Программа достаточно интересная и необычная, потому что я привыкла видеть ребят под классическую музыку в классических образах. А тут они были черными лебедями, а не белыми. И было довольно неожиданно увидеть их в таких амплуа после светлого «Щелкунчика». Видно, что пока программа немного сырая, нужно ее дорабатывать и дорабатывать. Но поставка интересная. И «Лебединое озеро» для олимпийского сезона — особенно учитывая, что Олимпиада проходит в Китае, где эту музыку любят и ценят, — это отличный выбор.

— В танцах на льду была задана общая тема — уличные танцы, и это, кажется, придало программам большое разнообразие. Какие номера вам больше всего запомнились?

— Наверное, больше всего запомнилось выступление Джонатана Гурейро и Тиффани Загорски. Мы все знаем, что Джоник, к сожалению, пропустил большую часть подготовки из-за коронавируса. Да, они сейчас вышли в хорошей форме, но, разумеется, могли бы быть и лучше. Но сама задумка очень оригинальная: индийские фридэнсы мало кто использовал, и это очень классная идея.

Когда ребята вкатают эту программу, будет просто супер. Даже сегодня они уже катались с присущим им драйвом — ярко и зажигательно. И даже сейчас это выглядело хорошо. А когда программа будет вкатана, это будет просто отдушина для всех нас (смеется). Потому что блюз — достаточно невеселый танец, и на это будет интересно смотреть.

Еще мне запомнились программы Дианы Дэвис и Глеба Смолкина, а также Аннабель Морозов и Андрея Багина. Там была даже использована одна музыка (композиция Boom Boom Pow группы The Black Eyed Peas. — «Газета.Ru»).

Но получились достаточно разные программы, и их стиль мне очень понравился. Понимание этими парами уличных танцев мне оказалось близко. Наверное, это те самые уличные танцы, которые можно воплощать на льду.

А вообще, конечно, уличный танец поставил перед многими наставниками большой вопрос: что с этим делать и как с этим разбираться (смеется). Наши ребята, мне кажется, отлично справились.

У Насти Скопцовой с Кириллом Алешиным очень зажигательная программа была — с самого начала такой веселый фанк. У всех находки интересные. Егор Базин с Лизой Худайбердиевой вообще взяли диско, что тоже очень здорово, потому что его мало кто берет. Все почему-то берут хип-хоп, а они взяли замечательный трек «It's raining men». Интересно! Интересный сезон будет в танцах. Будет весело!

— И напоследок давайте поговорим о наших одиночниках. Кто впечатлил вас в короткой программе?

— Нашими мужчинами я просто восхищена сегодня. Такой сильной мужской сборной уже на время открытых прокатов я не припомню. Обычно мальчишки раскачиваются чуть дольше девчонок и уже к чемпионату России приходят в форму.

Сегодня был невероятно красивый, пронзительный Миша Коляда, просто какой-то неземной. Мне очень понравился Марк Кондратюк. Я и так его фанатка: у него в программе всегда есть интересные связки.

Макар Игнатов — это просто моя любовь, и программа у него просто замечательная. Я даже ее пересмотрела — единственная программа за сегодня, которую я пересмотрела.

Дима Алиев вызвал очень сильные эмоции своим выступлением. Он огромный молодец, замечательная программа. Самарин Саша — тоже супер вообще, ему образ из «Матрицы» идет. На мой взгляд, он очень сильно прибавил в презентации и в плане хореографии.

И еще мне понравился Евгений Семененко — он был прямо очень убедителен в своем исполнении. Пацаны сегодня были на таком хорошем уровне, очень достойные выступления всех ребят. Мальчишки меня прямо восхитили.

— Действительно почти все исполнили боевой прыжковый набор, хотя это только начало сезона.

— Первый этап Гран-при будет только через месяц. И иногда бывает, что нельзя выходить на пик формы слишком рано, чтобы потом не провалиться. Пик ведь не может длиться долгое время. Но уже сейчас все в такой отличной форме — страшно представить, что будет, когда ребята накатают свои программы (смеется).

На чемпионате России нас, видимо, ждет что-то очень интересное, потому что все подошли к этому сезону очень ответственно и поставили действительно хорошие программы, на которые будет интересно смотреть. И ребятам будет нелегко.

Поделиться: