Размер шрифта
А
А
А
Новости
Размер шрифта
А
А
А
Gazeta.ru на рабочем столе
для быстрого доступа
Установить
Не сейчас

«Энергосанкции против России — клоунада. На что вообще рассчитывает Джонсон»

Какие активы энергетических компаний России могут затронуть новые санкции Британии

Заморозка Лондоном активов российских энергетических компаний выйдет боком для самой же Британии. Одностороннее давление на зарубежные фирмы нанесет большой репутационный урон крупнейшему финансовому центру Европы — лондонскому Сити. На России же это никак не отразится — у «Газпрома», «Роснефти» и «Лукойла» нет крупных инвестиционных проектов в Британии, а счета в лондонских банках свелись к минимуму после скандала с Кипром в 2018 году.

Новый рычаг давления на Москву

Правительство Великобритании активно ищет новые способы воздействия на Россию. На сей раз, британские политики нацелились на активы крупнейших российских энергетических компаний на территории островного государства, утверждает The Times.

Новый пакет мер против Москвы подразумевает заморозку производственных и финансовых активов российских энергогигантов. Под удар могут попасть ключевые игроки сектора, включая «Газпром», «Роснефть», «Лукойл» и другие российские компании.

Вот только пока остается неясным, кто больше пострадает от подобного — Россия или же сама Великобритания. В условиях перманентного санкционного давления Кремль уже давно не рискует размещением крупных финансовых активов за рубежом после скандальной истории с массовым закрытием счетов россиян на Кипре в 2018 году.

В итоге многие зарубежные и российские эксперты сходятся во мнении, что новые меры Британии против России приведут к оттоку зарубежного капитала из Лондона. А это отнюдь не вписывается в концепцию лондонского Сити, который позиционирует себя крупнейшим финансовым центром Европы.

России нечего терять в Британии

Основное взаимодействие между российскими и британскими энергетическими компаниями ведется не на территории островного государства. «Роснефть» и BP занимаются совместной разработкой арктических газовых месторождений, а британо-голландский энергогигант Shell сотрудничает с «Газпромом» в Европе, подчеркнул ведущий эксперт Фонда национальной энергетической безопасности Игорь Юшков.

По его мнению, максимум, что может принадлежать российским энергокомпаниям на территории Британии, это несколько трейдерских фирм «Газпрома». Новые санкции разве что могут представлять небольшую опасность для персональных счетов топ-менеджеров энергофирм. Однако в рамках всего тепло-энергетического комплекса России это совсем минимальные убытки.

«Когда «Роснефть» продала 20% акций британской BP, в рамках обмена активами Лондон предоставил Москве часть инфраструктурных объектов в Северном море.

К этому процессу формально подключалась и Норвегия. То есть, эта была скорее символическая сделка, «Роснефти» попросту нужно было заручиться партнерством с BP, не более того», — объяснил аналитик.

В свою очередь, директор брокерской компании Jet. Paris — AVIAV TM Виталий Архангельский в разговоре с «Газетой.Ru» отметил, что в случае ввода новых санкций против Москвы репутационный ущерб для самого Лондона окажется гораздо серьезнее.

«Независимо от причин, по которым Британия намерена заморозить активы российских компаний, на ней самой это особо не скажется, впрочем, как и на Кремле.

Акции «Газпрома», «Роснефти» и «Лукойла» сейчас торгуются на Лондонской бирже. Однако их доля в общем объеме рынка не так велика. Кроме того, российские компании с легкостью переключатся на другие площадки», — отметил эксперт.

Есть ли у Лондона рычаги давления на СП-2

Одним из наиболее заметных примеров взаимодействия российских и британских энергокомпаний стало совместное строительство Shell и «Газпрома» «Северного потока — 2». Однако и здесь не вылилось в какие-то запредельные суммы инвестиций из-за позиции польского антимонопольного регулятора, заявил Юшков.

По его словам, для Лондона более эффективным инструментом давления на Москву стало бы введение запрета британским компаниям на владения долями в совместных энергетических проектах. Но тогда британское правительство подставит собственные же компании, а это невыгодно премьер-министру страны Борису Джонсону.

«Если BP заставят продать 20% акций «Роснефти», британская компания в глазах мировых инвесторов станет токсичной.

Shell же завязана с «Газпромом» по кредитной линии. В свое время пять европейских фирм хотели купить 10-процентную долю в СП-2, но от этой идеи вскоре пришлось отказаться. Тогда эти компании, включая Shell, выдали российской компании кредитов на $950 млн», — подчеркнул Юшков.

В настоящее время у британского правительства попросту нет полномочий для блокировки данного займа, добавил он. С юридической точки зрения, новые санкции не могут распространяться на заключенные ранее договоренности.

«Лондон попался в ловушку. Формально, Shell предоставила кредит не «Газпрому», а его дочке — Nord Stream 2 AG. Если трубопровод не будет введен в строй, дочернее предприятие монополиста обанкротится, а это значит, что Британии придется похоронить надежды на возврат крупного долга», — объяснил эксперт.

В то же время Архангельский подчеркнул, что главным пострадавшим от запрета на ввод в эксплуатацию СП-2 станет именно BP. Дело в том, что у этой фирмы была своя выгода от реализации российского трубопровода.

«Вклад Shell совместно с другими компаниями в СП-2 составляет менее $1 млрд.

Для сравнения, ежегодный оборот Shell — более $300 млрд. В то же время British Petroleum уже давно планировала построить от СП-2 ветку в Великобританию. В этом случае именно ее, а не Shell, можно будет считать наиболее пострадавшей британской стороной», — резюмировал аналитик.

Австралия и Канада не при делах

Теоретически, Лондон мог бы усилить санкционное давление на Москву с помощью своих традиционных союзников и бывших колоний — Австралии и Канады. Однако и на рынках этих стран у крупнейших энергетических компаний России нет крупных активов. Вводя же односторонние ограничения, Британия рискует ослабить и без того ненадежную систему поставок энергоресурсов на остров, подчеркнул заместитель генерального директора Института национальной энергетики Александр Фролов.

«Участие российских фирм на энергорынках этих стран чревато огромными капитальными затратами.

Австралия — «черная дыра» в области добычи углеводородов. Например, проект по экспорту СПГ «Горгона» в свое время стартовал с $27 млрд и подорожал вдвое всего за несколько лет до $54 млрд.

Для того же «Газпрома» или НОВАТЭК подобные инвестиции стали бы убийственными», — объяснил эксперт.

В итоге Лондону остается лишь вариант с односторонним замораживанием активов российских энергетических фирм, добавил Фролов. А Москва может ответить асимметрично, и Британия станет сильнее зависеть от топлива «Газпрома», предостерег аналитик.

«Последние 80 лет Лондон занимается расчесыванием имперских болячек. Энергосанкции против России — чистая клоунада. Удивительно, на что вообще рассчитывает Борис Джонсон.

В 2019 году своповые поставки «Газпрома» составили 14 млрд кубов. Собственная добыча газа в Британии за последние 10 лет сократилась с 60 до 40 млрд при ежегодном потреблении 75 млрд. То есть, российское топливо составляет более трети от британского газового импорта», — подчеркнул эксперт.

По его словам, Британия сейчас полностью отрезана от разветвленной системы поставок энергоносителей континентальной Европы, что превращает ее фактически в «изолированную крепость». Вводя односторонние энергетические санкции против Москвы, Лондон рискует разозлить Париж и Берлин, которые могут столкнуться с резким сокращением поставок из-за возможных контрмер Кремля.

«В середине января 2022 года Великобританию парализовал штиль, который всего за несколько дней сократил выработку электроэнергии на ветряных станциях в четыре раза. В результате годовые тарифы на электроэнергию в Британии пробьют очередной потолок — £2 тыс. ($2,7 тыс.).

Если Лондон отважно заморозит пару тройку российских офисов, будем надеяться, что конфискованных кресел Британии хватит, чтобы обогреться в этом замечательном феврале», — заключил Фролов.

Загрузка