От редакции

Лукашенко придется болеть за белорусских олимпийцев в Минске
Лукашенко придется болеть за белорусских олимпийцев в Минске
Reuters

Политическая дисквалификация

Отказ пустить Лукашенко на Олимпиаду в Лондон означает возвращение времен политизации главных спортивных соревнований

«Газета.Ru»

Олимпийский бойкот, объявленный Лукашенко, — явный сигнал западного мира автаркиям на постсоветском пространстве. Запад больше не надеется на демократизацию в этих странах и начинает воспринимать их как политических наследников советского режима.

Оргкомитет Олимпийских игр в Лондоне отказал в аккредитации президенту Белоруссии Александру Лукашенко, по совместительству возглавляющему Национальный олимпийский комитет страны. Возможно, руководство МОК еще убедит британские власти и оргкомитет изменить свое решение, но пока

белорусский президент не может попасть на Игры именно по политическим мотивам.

США и Евросоюз не признали итоги выборов президента Белоруссии в декабре 2010 года, на которых Лукашенко переизбрался на уже четвертый срок. Противостояние Запада и официального Минска обострилось после силового разгона акций протеста несогласных с официальными результатами декабрьских выборов и последовавших за этим судов, которые приговорили нескольких экс-кандидатов в президенты к реальным тюремным срокам. На сегодняшний день в отношении Белоруссии действует ряд экономических санкций Евросоюза, введенных в связи с наличием в стране политзаключенных. Помимо этого президенту Белоруссии и еще ряду белорусских чиновников запрещен въезд в страны ЕС, а также в США. Именно действующим запретом формально и можно объяснить отказ оргкомитета Олимпиады пустить Лукашенко в Лондон.

Белорусский президент, похоже, предвидел такой ход событий. На днях на встрече с белорусским олимпийцами Лукашенко негативно отозвался о политизации современных Олимпиад. «Это политика, порой грязная политика», — сказал он. При этом президент поручил белорусским спортсменам, отправляющимся в Лондон, завоевать как можно больше медалей. И даже показательно исказил основной олимпийский принцип «главное не победа, а участие». «Главное для нас не участие, а победа», — заявил Лукашенко.

Тем не менее. исходя из того что олимпийские состязания были задуманы как раз для того, чтобы спорт помогал на время забыть о политических разногласиях, можно было бы сделать для белорусского лидера исключение и впустить его в Лондон. К тому же Лукашенко – законно избранный и признанный МОК глава Национального олимпийского комитета Белоруссии. В этом качестве санкции ЕС на него не распространяются.

Получается, что политический удар наносится по всей белорусской спортивной делегации — она автоматически делается полуизгоем.

Наконец, пускают же в США на сессии генеральной ассамблеи ООН президента Ирана Махмуда Ахмадинеджада, поскольку речь идет именно о всемирном форуме, а не о визите «нерукопожатного» с точки зрения официального Вашингтона политика в сами Соединенные Штаты.

Новая история Олимпийских игр знает случаи их резкой политизации. Это прежде всего бойкот США и еще несколькими десятками государств летней Олимпиады-1980 в Москве в знак протеста против ввода советских войск в Афганистан, а также ответный бойкот СССР и частью его тогдашних союзников по соцлагерю следующих Олимпийских игр 1984 года в Лос-Анджелесе. Тогда СССР пошел еще дальше и даже провел в 1986 году в Москве альтернативные Игры доброй воли. Есть политический скандал такого рода и на лондонской Олимпиаде: в связи с резким обострением отношений с Великобританией президент Аргентины Кристина Киршнер сама отказалась от поездки в Лондон и запретила ехать туда всем членам правительства.

Но все это акты добровольного нежелания государств или представителей власти ехать на Олимпиаду. Случаев отказа во въезде в страну на Олимпиаду лидера государства по политическим мотивам до 2012 года не было.

Это прецедент не только в истории Олимпиад, но и в отношениях Запада с диктаторскими режимами постсоветского пространства. Понятно, что намного легче ввести и осуществить санкции против не имеющей нефти и газа и не играющей сколько-нибудь существенной роли в мировой политике страны. В этом смысле Белоруссия и Лукашенко гораздо более удобные политические мишени, чем, скажем, Россия и ее лидеры. Но тем не менее закон о «списке Магнитского» уже совершенно очевидно будет окончательно принят в США. И это первый с момента распада СССР очевидный сигнал: Запад более не надеется на демократизацию России и некоторых других бывших советских республик. Едва ли западные страны решатся не пускать к себе первых лиц России или блокировать их счета в своих банках. Но Россию на Западе при ее нынешнем курсе все чаще будут приравнивать к Белоруссии по характеру политического режима. Российским чиновникам тоже надо быть готовыми к ужесточению санкций против них на Западе, если они продолжат наступление гражданские свободы внутри страны.