4living.ru

Медом намазано

Почему импортозамещение приобрело гротескные формы

«Газета.Ru»

Редкий день нынешним летом обходится без очередного импортозаместительного предложения. Кажется, курс на поддержку отечественного рынка превращается в курс на запрет всего иностранного, грозящий вылиться в банальный дефицит. Вопреки патриотической риторике, делается это, похоже, уже не из государственных интересов, а из сугубо частных и корыстных.

В среду «отличился» секретарь Совета безопасности Николай Патрушев, заявивший, что использование госслужащими сервисов Google, Yahoo и приложения WhatsApp несет угрозу национальной безопасности страны. Чуть раньше президент Российского национального союза пчеловодов Арнольд Бутов обратился в Минсельхоз с предложением до минимума ограничить импорт западных сладостей.

«Сникерс» в руках ребенка — видимо, вторая после Gmail в смартфоне чиновника опасность для процветания России.

До этого министр сельского хозяйства Александр Ткачев не исключил запрета на ввоз в страну иностранных виноматериалов, а отечественные текстильщики предложили сжигать импортную контрабандную одежду. Много шума наделало и изъятие Роспотребнадзором отдельных партий импортной бытовой химии, которые взвинченные всем этим граждане восприняли в духе времени: скоро и «Фэйри» не останется.

Больше всего мучает вопрос: зачем? Что это — реальная стратегия экстремального патернализма или обычные перегибы на местах, усиленные общественным напряжением?

В самой по себе поддержке национального сельского хозяйства, конечно, нет ничего экстраординарного. Еще при подготовке вступления России в ВТО многие экономисты сетовали, что субсидирование российского сельского хозяйства явно не дотягивает до уровня многих западных стран, которые используют как прямые денежные вливания, так и меры косвенной поддержки.

Введя продуктовое эмбарго, российское государство как бы признало, что денег «мстить» у него нет, но взамен оно может закрыть рынок для внешних игроков. Или, лучше сказать, прикрыть — учитывая не вполне понятные масштабы коррупционных схем с «санкционкой».

Почему же в итоге все это приобретает такие гротескные формы?

Вспомнить хотя бы историю с «Вятским квасом», который добился известности и стал развивать производство только после того, как журналист кировской газеты на прямой линии с президентом пожаловался на отказ федеральных торговых сетей работать с местными производителями. Только с этого счастливого момента, по данным компании, производство кваса на предприятии увеличилось ориентировочно на 80%.

Очевидно, что отечественные бизнесмены стремятся превратить собственный квасной патриотизм в конкретные рыночные преференции.

Одни — владельцы крупных агрохолдингов — лоббируют «импортозамещение» просто для отсечения конкурентов.

Другие, как тот же пчеловод Бутов со своим «патриотичным» предложением ограничить импорт сладостей, дают возможность вышестоящим инстанциям в какой-то момент сказать: вот чего от нас требует национальный капитал, нам приходится идти навстречу. А цель, кажется, тоже больше бизнесовая: чтоб ярмарки меда и дальше получали зеленый свет, а чиновники не чинили им препон.

В этом смысле патриотическим словом многие еще и защищаются, как могут, от чиновничьего произвола.

Слишком много оказалось интересантов, стремящихся поскорее урвать кусок от стремительно уменьшающегося экономического пирога, пока государство занято большими военными играми. И это уже не политическая злонамеренность, а попытка любыми средствами обогнать лавину экономического и социального кризиса.

Президент Путин весной говорил, что государство не собирается заниматься тотальным импортозамещением, которое «бессмысленно и глупо». Но, похоже, все-таки собирается, вопреки заявлениям президента.

И если дело дойдет до серьезного дефицита, то ответственность за него вместе с высшей властью разделят именно те, кто заботился о благополучии своих агрохолдингов, будущем собственных ярмарок или перебродившем квасе, а вовсе не о гражданах страны.

Собственного выживания ради отечественный бизнес, зачастую аффилированный с чиновничеством, похоже, готов окончательно угробить конкуренцию на внутреннем рынке. Чтобы лишний раз не приходилось заботиться о качестве товаров, маркетинговой стратегии и продвижении на рынке. Ведь сейчас можно просто «завалить страну» чем угодно, какого угодно качества, лишь бы с триколором. А поскольку конкуренция будет уменьшаться, сделать это будет не так уж трудно.

Само государство не заинтересовано в конкуренции. Тенденция спускается ниже, на бизнес, который хочет монополии при необсуждаемом качестве. У потребителя же вся жизнь проходит под лозунгом «Берите, что дают!».

К тому же страна у нас пока не закрытая, а, как говорится, «предзакрытая», а значит, можно до наступления окончательного коллапса успеть заработать и тихо переправиться в более спокойные края, как уже ранее делали иные патриотично настроенные бизнесмены.

Но одно дело делать это за счет невкусного шоколада или плохо скроенных брюк, совсем другое — за счет тупых игл для шприцев или плохо работающих желудочных зондов.

Впрочем, государство в лице принимающих решения этим «патриотическим» пляскам не препятствует, а, наоборот, поддерживает. И продолжает звучать импортозаместительная симфония, соединяющая умоляющие голоса снизу и угрожающие сверху.