Размер шрифта
Маленький текст
Средний текст
Большой текст

Власть и право

Twitter.com

Инвалида-разбойника вывезли из тюрьмы

Суд решил освободить из СИЗО инвалида Мамаева по состоянию здоровья

Суд в Москве принял решение освободить из СИЗО парализованного Андрея Мамаева, который не может передвигаться без посторонней помощи. Под стражей он оказался после того, как его признали виновным в разбойном нападении. Между тем осужденный снова может оказаться за решеткой — если суд второй инстанции откажется пересмотреть ему обвинительный приговор.

Тимирязевский суд Москвы в среду, 19 июля, решил освободить из СИЗО 28-летнего Антона Мамаева, который не может самостоятельно передвигаться из-за тяжелого заболевания. Об этом «Газете.Ru» сообщили в пресс-службе суда.

«В Тимирязевский суд поступила копия медицинского заключения Мамаева, у него выявлено наличие заболевания, включенного в перечень болезней, которые препятствуют содержанию под стражей. Постановлением суда Мамаеву изменена мера пресечения с содержания под стражей на подписку о невыезде», — говорится в сообщении пресс-службы.

Заседание суда проходило непосредственно в «Матросской Тишине», где осужденный находился после обвинительного приговора в ожидании подачи стороной защиты жалобы и решения по ней. В Тимирязевском суде сочли, что транспортировать больного на заседание опасно для его здоровья.

Кроме того, вопрос об освобождении Мамаева рассматривался в закрытом режиме, так как «состояние здоровья осужденного является тайной, охраняемой законом». Инвалид первой группы Антон Мамаев

болен спинальной мышечной атрофией, может передвигаться только в инвалидной коляске, да и то с помощью постороннего лица. Тем не менее, по данным следствия, он принял участие в разбойном нападении, когда вместе с неким Виктором Сероштановым, помогавшим инвалиду передвигаться, похитил мотороллер, который стоит 160 тыс. рублей.

Этим двум осужденным помогали еще два человека. Согласно материалам дела, осужденные пригрозили владельцам мотороллера насилием, обещали «прострелить ногу, запихнуть в багажник автомобиля и вывезти в лес». При этом Мамаев требовал отдать мотороллер, а другой соучастник угрожал потерпевшему «предметом, похожим на пистолет».

В результате Сероштанов забрал мотороллер, а затем Мамаев и остальные скрылись. Однако через несколько дней они вернулись, чтобы оформить мотороллер в собственность Сероштанова, и снова угрожали владельцам машины «убить, отрезать уши, выколоть глаза и пристрелить». Кроме того, они нанесли потерпевшим несколько ударов, после чего заставили заключить договор купли-продажи мотороллера, не заплатив за него, говорится в материалах дела.

Сам Мамаев рассказал члену Общественной наблюдательной комиссии Еве Меркачевой, что договорился купить у знакомого мотороллер за 160 тыс. рублей, который позже собирался перепродать.

Никакого конфликта, по версии осужденного, не было. По словам Мамаева, у него даже есть видеозапись, на которой потерпевшие со смехом учат его помощника ездить на проданном мотороллере.

Он считает, что знакомые написали заявление «из давней неприязни». Потерпевшие неоднократно занимали у него деньги, но в итоге так их и не отдали, добавил осужденный.

Во время следствия и суда Мамаев находился под подпиской о невыезде. Только после оглашения обвинительного приговора молодого человека отправили в следственный изолятор. Другие арестованные были вынуждены присматривать за ним, в частности помогать отправлять естественные надобности и принимать пищу.

Вскоре Мамаева перевели в тюремный стационар. Ситуация привлекла внимание прессы, а также уполномоченного по правам человека в РФ Татьяны Москальковой. Она заявила, что обратится в суд с ходатайством об освобождении по болезни осужденного. Москалькова добавила, что решение ею было принято после того, как омбудсмен «выслушала доводы отца» осужденного.

После этого официальный представитель Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) России Кристина Белоусова сообщила, что Мамаева направили в московскую больницу на медицинское освидетельствование, которое определит, можно ли содержать его в СИЗО.

По словам стороны защиты, на момент решения об освобождения из изолятора Мамаев весил всего 15 кг. Теперь суд второй инстанции должен решить, оставить ли ему наказание в виде реального срока лишения свободы или, с учетом состояния здоровья инвалида, ему можно назначить более мягкое наказание.

Москалькова назвала освобождение Мамаева из-под стражи «еще одним примером успеха, которого может добиться гражданское общество в конструктивном диалоге с властью». Тем не менее у гражданского общества все еще есть вопрос, почему Мамаев сразу после обвинительного приговора был отправлен в СИЗО, а не под подписку о невыезде, ведь у него уже тогда было тяжелое состояние здоровья и инвалидность.

В Тимирязевском суде утверждают, что на тот момент они еще не располагали медицинскими документами, где было сказано о том, что осужденный не может по состоянию здоровья находиться в СИЗО. По версии пресс-службы суда, эти документы поступили позже.

История Мамаева — далеко не единственный случай спорного решения о помещении тяжелобольного человека в СИЗО или колонию. Так, Первоуральский городской суд признал в мае 2013 года Станислава Ярмухаметова виновным в умышленном причинении тяжкого вреда здоровью, которое привело к смерти потерпевшего.

Ему назначили наказание в виде восьми лет лишения свободы, срок которого истекает в декабре 2019 года. Как сказано в судебных документах, 39-летний Ярмухаметов болен эпилепсией и слабоумием, а в детстве содержался в специализированном интернате. Позднее у него диагностировали ВИЧ-инфекцию, хронический гепатит и иные опасные заболевания.

Свердловский областной суд установил, что заболевания, которые имеются у Ярмухаметова, входят в перечень тех болезней, которые препятствуют осужденному отбывать наказание в местах лишения свободы. Вместе с тем суды неоднократно отказывались удовлетворить ходатайство Ярмухаметова о его освобождении.

В августе 2016 года врачи ФСИН провели обследование этого осужденного, но не смогли однозначно ответить на вопрос, есть ли необходимость в его срочном переводе в гражданскую больницу. В мае 2017 года Европейский суд по правам человека в Страсбурге принял решение по жалобе адвоката Ярмухаметова, в котором постановил, что осужденный должен быть немедленно обследован представителями независимого от колонии медучреждения, которые должны определить, может ли он дальше отбывать наказание в местах лишения свободы.

Но самым известным скандалом, связанным с неоказанием в СИЗО помощи подсудимому, стала смерть юриста Сергея Магнитского в «Матросской Тишине».

В 2008 году он был арестован по обвинению в помощи главе фонда Уильяму Браудеру в уклонении от уплаты налогов. В тюрьме состояние здоровья обвиняемого резко ухудшилось. После ультразвукового исследования поставили диагноз «камни в желчном пузыре» и назначили плановое лечение с повторным обследованием. В ноябре 2009 года, после 11 месяцев предварительного заключения, Магнитский скончался в больнице следственного изолятора.

Сначала администрация СИЗО сообщила, что причиной его смерти послужил панкреонекроз, но позднее они изменили эту версию и стали утверждать, что причина смерти — острая сердечно-сосудистая недостаточность. В проведении повторного судебно-медицинского обследования по просьбе родственников, направленной в прокуратуру Преображенского района Москвы, было отказано.

В акте о смерти, подписанном 16 ноября врачами больницы «Матросской Тишины», сказано, что Магнитский умер от токсического шока и острой сердечной недостаточности. В графе «диагноз» указан «острый панкреатит» и «закрытая черепно-мозговая травма». По утверждению адвокатов, смерть Магнитского стала следствием отказа администрации СИЗО предоставить подследственному необходимую медицинскую помощь.

Эта трагедия вызвала значительный общественный резонанс и стала поводом для принятия в США закона, вводящего санкции в отношении лиц, предположительно, причастных к его смерти. Этот документ получил условное наименование «акт Магнитского».