Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
Российская фигуристка Евгения Медведева
  • Российская фигуристка Евгения Медведева
  • Российская фигуристка Евгения Медведева
  • Российская фигуристка Евгения Медведева
  • Российская фигуристка Евгения Медведева
  • Российская фигуристка Евгения Медведева
1 5

«Читаю комментарии в интернете, иногда пишут маразм»

Фигуристка Евгения Медведева о последних успехах

Леонид Гольдман, Александр Гришин

Российская фигуристка Евгения Медведева, ставшая в этом году чемпионкой мира, рассказала «Газете.Ru» о том, как проводит свободное время, о своей любви к Японии, отпуске и, конечно же, о фигурном катании.

— Завершается сезон. Вы, наверное, сами не ожидали такого выступления?

— Не ожидала.

— Что стало самым запоминающимся в течение этого победного сезона?

— Вообще, весь сезон целиком стал очень запоминающимся. На каждом соревновании было что-то особенное, то, чего не было на других соревнованиях. Поэтому запомнила каждый старт в этом сезоне.

— А какой-то старт был для вас важнее остальных?

— Самый важный старт — чемпионат Европы. Потому что это мой абсолютный дебют на таких серьезных соревнованиях и мне нужно было справиться с волнением. Потом пришел опыт, и на чемпионат мира я выходила вполне спокойно.

— Как удается сохранять спокойствие столь молодой спортсменке?

— Мне в этом помогает музыка — надеваю наушники и не снимаю их.

— Какую музыку предпочитаете?

— Я слушаю абсолютно все, кроме классической музыки.

— Почему?

— Не знаю. Наверное, классической музыки мне на льду хватает.

— Вы часто ставите программу под классику? В этом сезоне у вас совсем не классика.

— Ну, про короткую я не сказала бы, что совсем не классика. Произвольная — да, образ был необычный. Думаю, он мне подошел.

— В каком направлении сейчас движется женское фигурное катание? Кажется, идет тенденция к усложнению.

— Конечно, фигурное катание усложняется в сторону техники. Прыжковые элементы становятся все более сложными и более высокими. С эмоциональной точки зрения тоже, наверное, прогрессируем. Потому что и программы становятся более выразительными, и история появляется в каждой программе. Фигурное катание вообще не стоит на месте, оно во всем движется вперед.

— У вас в нынешнем сезоне было очень много прыжков во второй половине: все прыжковые в короткой, пять прыжковых в произвольной программе. Какие еще есть резервы, чтобы увеличить техническую составляющую?

— Это можно сделать за счет компонентов. Потому что в самом катании, самом скольжении и нахождении на льду мне есть куда двигаться.

— Уже думали насчет тройного акселя или даже четверных прыжков?

— Я сейчас «на удочке» захожу в четверной сальхов. Ну, не сейчас, но где-то дней пять назад я точно заходила. Потому что я поменяла коньки три дня назад, и нет возможности сейчас заходить в четверной сальхов на новых коньках.

— Почему сальхов, а не тулуп?

— Тройной сальхов — самый удобный для меня прыжок.

— В интернете появилось несколько видео, в том числе выложенных вами, когда вы прыгаете сначала три прыжка, по-моему, тройной риттбергер, тройной сальхов, тройной тулуп…

— Нет, наоборот, сальхов — риттбергер — тулуп.

— А потом появился фрагмент из четырех подряд тройных прыжков. Какая в этом цель?

— Никакой. Я знаю, как некоторые люди тяжело переживают межсезонье, особенно любители фигурного катания. Поэтому почему бы не порадовать людей.

— То есть следите за интернетом?

— Да, я очень много времени провожу в группах, посвященных фигурному катанию. Комментарии читаю, меня это абсолютно не сбивает, вообще никак.

— Что-то уникальное. Обычно спортсмены стараются абстрагироваться от этого.

— Ну, во время соревнований — да, конечно. А после… Мы выложили некоторые видео, короткую программу. Мне интересно, что думают люди на этот счет. Критике не расстраиваюсь. У людей есть свое мнение, и я не имею права запрещать высказывать его.

— Никогда не было желания ответить?

— Я ответила всего один раз, когда зашла в группу какого-то СМИ. В какую-то крупную, где около двух миллионов подписчиков во «ВКонтакте». Это было как раз между короткой и произвольной на чемпионате России. Я зашла посмотреть. Понятно, что люди там не особо разбираются в фигурном катании. Но чтобы настолько…

В заголовке было написано: «Евгения Медведева лидирует после короткой программы на чемпионате России». А в комментариях: «Народ, вы что, этому верите? Они там стероидами их кормят. Они на протеине. Да там все подстроено, там сценаристы, которые пишут сценарии, там уже все распланировано, все куплено». Я все это читаю и не понимаю, откуда это в голове у людей. И тогда я ответила. Потому что, ну правда, это маразм какой-то.

— Не боитесь, что в следующем сезоне будут проблемы с мотивацией? Как их избежать?

— У меня еще достаточно много вещей, над которыми нужно работать. И я думаю, что проблемы с потерей мотивации у меня не будет. Для меня все эти турниры были просто опытом. Это большая арена и первый большой сезон. Поэтому в следующем сезоне я просто буду выходить на лед намного спокойнее.

— Про Олимпиаду задумывались?

— До Олимпиады нужно еще дожить. Еще сезон, даже полтора сезона. Все в одинаковых условиях, и еще никто ничего не знает, загадывать не будем.

— Можно ли сказать, что Игры — главный турнир в жизни и карьере спортсменки?

— Так, наверное, не только можно, а даже нужно сказать. Это главный турнир в карьере каждого спортсмена и главная цель каждого спортсмена, который вышел на высокий уровень.

— Серьезный вопрос. Если не удастся взять олимпийское золото — не ближайшее, а вообще, то будет ли это означать, что карьера не удалась?

— В карьере, по крайней мере в моей, очень много позитивных моментов. И это моя жизнь. Я работаю не только на результат, но и для того, чтобы получать удовольствие от того, что я делаю. Поэтому, даже если что-то пойдет не так, моя карьера будет мне дорога.

— Как вы относитесь к конкуренции в нашем фигурном катании? Предыдущая чемпионка мира на этот чемпионат даже не поехала. Никакие победы не гарантируют участия в следующем крупном турнире.

— В нашей стране очень серьезная конкуренция. Все может поменяться в один момент. И бывает даже, что спортсмен в этом не виноват. Все время разные обстоятельства. У кого-то что-то не получается, но потом этот человек может собраться — и выстрелить и опять подняться на тот же уровень.

— Некоторые к этому относятся спокойно, а для других, напротив, дополнительная нервотрепка пагубна.

— К конкуренции я отношусь абсолютно спокойно. Спорт и конкуренция — синонимы.

— Какие у вас отношения с российскими фигуристками?

— У меня хорошие, мы все общаемся. И не только в соцсетях. На соревнованиях можем вместе гулять, проводить время, вместе ходить на обед и на ужин. Так всегда. У меня есть друзья, лучшие друзья. Не только фигуристки. Я стараюсь со всеми поддерживать хорошие отношения. Потому что в конфликте жить тяжело.

— Есть ли кто-то, с кем вы можете не поздороваться?

— Если не замечу, то могу не поздороваться. (Смеется.) Умышленно — ни с кем. Такого у меня в характере нет.

— В вашей группе подрастает еще одна очень сильная фигуристка, Полина Цурская. Как вы делите лед, делите внимание тренера?

— Сейчас у Полинки травма. И она уже давно на лед не выходит. Но в сезоне… Наш тренер умеет работать так, чтобы каждому спортсмену уделять внимание. И неважно, какие у кого титулы. У нас в группе достаточно много людей занимается, и никто не остается без внимания.

— А как вы общаетесь между собой?

— С Полинкой? Друг к другу в гости ходим, по выходным можем встретиться, погулять. Нет такого, что если на льду ты соперница, то в обычной жизни я с тобой не разговариваю. Мы хорошо общаемся, мы друзья.

— Бывает, что на льду спорите, кто прыгнет больше раз подряд? Какие-то шуточные конкурсы устраиваете?

— Раньше это было чаще. Но сейчас акцент на прокаты программы, мы редко так играем. Но бывают моменты, когда тяжело себя завести на работу, не выспался, плохо себя чувствуешь. Я могу подъехать к Полине, сказать: давай сыграем на тройной флип. Не получается, не идет. Она заходит — делает. И ты уже не можешь отвертеться, тоже надо зайти и сделать. Это всегда помогает.

— Каковы ставки? На что играли?

— Иногда на шоколадку. Если на какой-то приз, то на шоколадку. Но чаще всего просто так.

— Много времени тратите на макияж перед программой?

— Полтора-два часа. Мне все равно в номере делать нечего. Поэтому я сижу перед зеркалом.

— У вас крепкая нервная система. Вы читаете комментарии в группах, спокойно к этому относитесь...

— Да, спокойно.

— Знаете, что многие не любят ваши колготки на коньки?

— Мне тоже не всегда нравятся мои колготки на коньки. Но поверьте, если я их надену в коньки, это будет еще хуже. Мне будет неудобно. Потому что я катаюсь в других носках абсолютно, и у меня еще есть силиконы, которые будут торчать из коньков. Мы это давно обговаривали с тренерами и пришли к выводу, что сейчас это лучший вариант.

— Мы тут пьем чай, с сахаром, с плюшками. То есть вы не особенно заботитесь о диете…

— Больших проблем с лишним весом у меня никогда не было. Правда, когда-то в чей-то день рождения я сорвалась. Когда я весь день сижу дома, мне становится скучно, а когда скучно, что делаешь? Ешь. Все время идешь к холодильнику. У меня бывают небольшие прибавления в весе, и, чтобы стабилизировать его, я могу в какой-то день отказать себе в ужине. Но таких проблем, когда месяцами надо худеть, не было. Голодовок я никогда не устраивала.

— Когда это вы проводите дома целые дни?

— В выходные.

— Чем обычно занимаетесь?

— Смотрю мультики. Весь день напролет. В основном аниме, «Сейлор Мун» досмотрела на этой неделе. Смысл жизни пропал минут на двадцать, наверное. Я в трауре ходила. Но зато я за последние три дня посмотрела 39 серий еще одного мультфильма.

— Тоже японского?

— Да. «Юная революционерка Утэна», там 39 серий по 25 минут. Я за три дня его посмотрела. Все время с телефоном ходила.

— Можете удивить японских фигуристов какими-нибудь новыми присказками.

— Наверное, да.

— Почему именно Япония?

— Мне нравится язык. И вообще азиатская культура. Не знаю почему. То есть я по своей натуре патриотка, я никогда не уеду жить в другую страну. Мне даже задавали вопрос: можешь за другую страну кататься? Нет, только Россия. Я патриотка в этом деле. Но я люблю и другие страны. Потому что в каждой стране есть свое прекрасное. И мне нравится то, что в Японии абсолютно все другое. Там и стиль жизни, и расписание другое, магазины, машины в другую сторону ездят.

— Еще кухня.

— И кухня мне тоже нравится.

— Планируете выучить японский?

— Я уже учу, сама.

— Серьезно?

— Да. Я могу даже сейчас сказать. У меня есть фраза, которую я выучила. (Говорит по-японски.)

— Целый рассказ.

— Могу перевести. Здравствуйте, меня зовут Евгения Медведева. Я фигуристка из России. Хотела бы сказать вам большое спасибо. И то, что с вашей помощью я смогу все.

— Как-то вы обмолвились, что можете уехать в Лондон учить английский. Это желание по-прежнему остается?

— Да, остается. Лондон — это город мечты для меня. Я, наверное, лет с 10–11 мечтаю туда поехать. Но сначала, естественно, просто хотелось посмотреть. Сейчас у меня есть дикое желание учить языки. Думаю, для человека знать несколько языков — это хороший навык.

— Какие языки, кроме японского и английского?

— Мне нравится испанский, но я еще не бралась за него.

— Английский уже лучше?

— После двух поездок подряд в Америку — да, уже лучше. Даже когда в наушниках слушала свои любимые песни на английском, то сначала вообще ничего не понимала, мне просто нравилась мелодия. А после приехала, надела наушники и начала понимать, что там говорится.

— Скоро в отпуск. Куда поедете?

— Во Вьетнам, на 16 дней. Сейчас нужно отдохнуть — пляж, море. Потому что для спортсмена это очень важно. Именно море должно быть.

— Почему?

— Ну, это лично мое, мне обязательно нужно море. Вода. Такая атмосфера. Пальмы, кокосы, вот это все.

— Случается, что смена часовых поясов как-то влияет на самочувствие, состояние, прокат?

— Когда перелет в ту сторону, я легко.

— На запад или на восток? В смысле в Америку или в Азию?

— Вообще куда-либо. То есть когда из России куда-то перелетаю, там нормально, я быстро адаптируюсь. А вот когда обратно, особенно из Америки, я сплю целыми днями.

— Тренировки для вас — это удовольствие или тяжелая работа?

— Если бы для меня это была тяжелая работа, я бы этим не занималась. Поэтому мне нравится мое дело.

— Но ведь когда-то фигурное катание станет работой…

— Думаю, не станет. Потому что это моя жизнь. Я всю жизнь провожу на катке. И я настолько привыкла к этому, это мой стиль жизни. Как жизнь может быть тяжелой работой?

— Бывает, что на тренировках устаешь, срываешься, плачешь?

— Устаю, конечно, каждый день устаю. Срываюсь достаточно редко. Но у меня бывают секундные эмоциональные выплески, я могу что-то сказать, потом резко успокоиться. Есть тяжелые моменты. Но срывов неделями не бывает.

— Какие у вас взаимоотношения с тренером? Вы только работаете как тренер и спортсмен или можете в свободное время куда-то сходить, созвониться?

— Отношения нормальные. Мы и гуляем, ходим в магазины, в кафе. Мы и работаем, и общаемся все время. Это человек, которого я вижу чаще, чем своих родителей. Поэтому одной работой дело не ограничивается. Скажем так, у меня есть две семьи, семья дома и семья на катке. Думаю, мы для нее тоже как семья. Она каждый день, изо дня в день, нас видит, со всеми работает. Думаю, она нас всех очень любит.

— А как вы отнеслись к тому, что в этом году из вашей группы начали уходить спортсмены, в том числе с громкими именами?

— У каждого человека свой путь. Каждый сам принимает решение. Значит, они так решили, значит, они подумали, что так будет правильнее. Я ничего тут говорить не могу.

— У нас любят сравнивать разных спортсменов...

— Меня чаще всего сравнивают с Аделиной. Говорят, что мы очень похожи по внешности. И это не единственное сравнение.

— Как вы относитесь к каким-то сравнениям? Теннисистка Мария Кириленко, например, раздражается, когда ее сравнивают с Шараповой.

— Я ненавижу, когда мне ставят кого-то в пример, когда меня кому-то ставят в пример. А к сравнению я спокойно отношусь. Ты похожа на нее, а она на тебя — для меня это нормально. А вот если говорят, мол, ты вот вообще не такая, тебе до нее далеко — вот это я ненавижу.

— Можно ли сказать, что большие спортсмены — эгоисты?

— В какой-то степени, наверное, да. Потому что каждый спортсмен выходит на лед и работает, работает, работает. Работает над собой. Когда его с кем-то начинают сравнивать, это задевает ту работу, которую ты делаешь изо дня в день. И не только твою работу, но и работу твоих тренеров.

— В командном турнире вы были в числе главных заводил. Представляете себя в каком-то командном виде спорта?

— Единственный, наверное, командный спорт, за которым я слежу, это волейбол. Потому что у меня там знакомая, Таня Кошелева, играет. И я не знаю, каково это работать в команде. Хотя вот недавно у меня был опыт на открытии чемпионата мира по хоккею. Для меня это было не сложно, хотя, возможно, я что-то делала не так.

— На пляжный волейбол можем пригласить. Будет в Москве в конце мая.

— Не знаю. Я не знаю, в каком спорте я бы себя увидела.

— А в фигурном катании в паре?

— Я пробовала как-то. На юниорском чемпионате мира на тренировке показательных пыталась кататься с Максом Мирошкиным. Но у меня ничего не вышло, это жутко неудобно.

— Сложнее, чем одиночное?

— Думаю, с непривычки да. Потому что первый раз вот так встать в пару... И заносит еще, ужас. Неудобно ужасно.

— Не могу не спросить про допинговые скандалы. Не было ли тревоги, когда в употреблении мельдония обвинили Катю Боброву?

— Паранойя у меня всегда присутствует, да. Особенно на соревнованиях. Если я, например, беру бутылку воды и пью, а потом ставлю и отворачиваюсь, то больше я из нее пить не буду, я ее выброшу. Это просто меры предосторожности.

Я думаю, многим было страшно. Потому что такое происходит, очень многих спортсменов «закрыли» на этом. И просто если представить, что из-за какого-то вещества тебе перекрывают цель жизни. Просто представить, что ты не можешь ни соревноваться, ни тренироваться... И ты сидишь и не знаешь, что делать. Я думаю, это ужасно. Я очень рада, что с Катей все обошлось.

— Я на днях наткнулся на список запрещенных веществ. Там какое-то невероятное количество наименований. Как спортсмены за всем этим следят?

— Мы обращаемся к командному врачу. У нас Татьяна работает. Если заболеваешь, сначала звонишь ей: что можно купить? Она тебе говорит: это, это, это, а это, это и это нельзя. Идешь в аптеку, покупаешь. Все согласовано с врачом. Если у тебя болит нога, ты приходишь к врачу, и тебе делают процедуры. Самодеятельности никакой не бывает.

— А бывает, что комиссары WADA приходили во внесоревновательный период?

— Да. Ко мне в этом году три раза приходили домой в шесть утра.

— Ничего себе.

— Да, спишь спокойно, никого не трогаешь, звонок в дверь, в шесть утра: здравствуйте, допинг-контроль. И такое бывает.

— Сейчас, когда вы добились серьезных успехов, у вас поменялось самосознание?

— Когда я была совсем ребенком, мне было лет семь-восемь, я думала, что стать чемпионкой мира — это что-то недосягаемое, фантастическое. Для меня это было загадкой, дремучим лесом. Я думала, что это очень трудно и после победы чувствуешь себя звездой, находишься в эйфории год-два.

А сейчас я поняла, что в жизни мало что меняется, а в спорте, напротив, нет ничего вечного. Поэтому нет особого ощущения, что я чемпионка мира и звезда.

— Вы осознали, что в данный момент вы лучшая фигуристка мира?

— Нет.

— А обладательница мирового рекорда?

— Чего-чего, а этого я вообще не ожидала.

— Неужели никаких глобальных изменений не произошло?

— Там — произошло. Там я была очень рада. Для меня это было просто шоком. Но вернулась домой и поняла, что ничего не поменялось. Интернет погудел еще пару дней, а потом все затихло. Как озеро.

— Вы считаете справедливо, что чемпионов во всех видах спорта, за исключением, возможно, футбола, в нашей стране болельщики и журналисты перестают донимать через три-четыре дня?

— В мире очень много и профессий, и видов деятельности. И я бы не назвала то дело, которым я занимаюсь, самым сложным в нашей жизни. Есть очень много профессий, в том числе опасных для жизни. Есть профессии, которые намного важнее для людей. Я думаю, что это правильно, спортсменов не нужно выделять особо.

— На улицах люди не узнают?

— Нет.

— До сих пор?

— Я думаю, что я разная на льду и вне льда. Я бы себя не узнала, если бы смотрела выступление со стороны. Я абсолютно другой человек и даже выгляжу в жизни по-другому. Люди смотрят на экран и думают: вот взрослая высокая девушка. А я мультики смотрю целыми днями.

— Наш последний вопрос. У Евгении Медведевой есть мечта?

— Да, мечта у меня есть.

— Помимо английского и Лондона.

— Это цели. А мечта должна быть не такой материальной.

— И что же это?

— На то она и мечта. Ее никто не знает, кроме меня.

Другие новости, материалы и статистику можно посмотреть на странице фигурного катания, а также в группах отдела спорта в социальных сетях Facebook и «ВКонтакте».